web 2.0

«Agile — моя религия»: как школьник из Курска руководит своим digital-агентством в 15 лет

История Вячеслава Сергеева и его агентства LabSergeev.

К окончанию девятого класса Вячеслав успел основать digital-агентство, выступить с кейсами на двух профильных конференциях и увеличить оборот агентства в десять раз за год . Мы поговорили, как он стал предпринимателем, как удаётся совмещать бизнес со школой, о планах на будущее и о многом другом.

Ты выступаешь в разных ролях. Как бы ты представился сейчас?

Приходится быть настолько гибким, что специализацию я меняю, наверное, раз в полгода. Я побывал в роли программиста-фрилансера, дизайнера, маркетолога. Но сейчас подходящая мне формулировка — маркетинговый стратег. Я организую команду, работаю с клиентом, придумываю стратегию, консультирую сотрудников агентства.

Ты владелец агентства?

В принципе, да. Но сейчас мне не хватает времени на то, чтобы полноценно подойти к вопросам управления агентством и его развития. Так получается, что мы команда, которая работает, делает проекты. Владелец — тот, кто не касается проектов, если брать стандартную иерархию, а я проектами живу.

Я считаю, что чтобы делать крутой продукт или процесс, надо жить в этом процессе. Нужно вариться в этой теме, чтобы на равных говорить с тем же программистом. Нужно понимать, что такое автотесты, непрерывные интеграции и так далее. Потому что если ты сам руками это делал, тогда ты можешь выстроить совершенный бизнес-процесс, и качество конечного продукта возрастает.

Я уже год варюсь как менеджер проектов и как менеджер по клиентам. Думаю, что я достаточно поработал в этих ролях, поэтому планирую создать внутреннюю обучающую программу и уже консультировать менеджеров проектов и аккаунт-менеджеров, чтобы эти роли с себя снять. Так я развиваю каждое направление, по полгода живя в каждой роли.

Пока мы маленькое агентство, но у нас крутые бизнес-процессы. Делаем маркетинг: стратегию, разработку, рекламу и аналитику. Стоимость проекта от 50 тысяч рублей до бесконечности. Делаем первый проект в среднем на 100 тысяч рублей.

Когда клиент видит результаты, начинает приносить деньги каждый месяц с просьбой продолжать. Сейчас мы ведём восемь клиентов — это наш производственный максимум. Летом основательнее займёмся контентом, чтобы рассказать, что мы из себя представляем, увеличим чек в два-три раза.

В тоже время ты ученик обычной школы?

Да, я учусь в девятом классе обычной школы, это не лицей и не гимназия. Но я всегда эти роли разделяю. Это даже забавно, когда ты сначала делаешь уроки, а через час ты консультируешь клиента за 5000 рублей в час.

У моих родителей было стандартное представление, что я отучусь в школе, они мне дадут хорошее высшее образование в Курске (они были готовы меня отправить куда-то ещё), а потом буду работать либо в своём бизнесе, либо возьму бизнес семьи.

Но у меня ушло немало времени, чтобы сломать этот стереотип у себя, а потом у родителей. Потому что высшее образование в России, на мой взгляд, в моей ситуации — это пустая трата времени. То же время лучше потратить на реальное образование, потому что реальное образование и образование школы или института — это абсолютно разные вещи.

Твои родители предприниматели?

Да, у нас семейный бизнес. Мама с папой вместе его держат.

Это как-то связано с агентством или у них своё что-то?

Это совершенно другая тема. Меня с самого детства начали приучать к этому магазину автозапчастей. Когда я ещё был в начальных классах, папа брал меня с собой на работу. Это бизнес, который вообще никак не пересекается с моим текущим родом деятельности. И, наверное, это был переломный момент, когда я понял, что у нас в Курске работы нет, что единственный шанс работать — это заниматься семейным бизнесом.

Но в то же время мне семейный бизнес был не очень близок. Я довольно холодно относился к железякам. У меня никогда не было страстного интереса к машинам, мотоциклам и тому, как всё это устроено. Я тогда подумал, что надо что-то своё мутить. С этого и началось.

Часто в предпринимательских семьях дети становятся предпринимателями. Это какой-то дух передаётся?

Думаю, да. У нас по сей день любой семейный разговор может превратиться в планёрку. Мы с этим боремся, но это так. Мне кажется, что в таких семьях всегда какое-то специфическое общение.

Твой путь в предпринимательстве начался с фриланса?

Изначально это было предпринимательство на уровне «заработать денег на новую игру». Я бы не сказал, что это была конкретная цель, но я хотел какую-то денежку сам получить. Я помню, что когда я учился в классе четвёртом-пятом, все играли в Minecraft. Все шли играть на какой-то сервер, и я понял, что надо как-то на этом заработать, и я сделал свой сервер. Позже я понял, что это был мой первый digital-проект.

Потом возникла потребность в том, чтобы этот сервер монетизировать. Там было немного людей, но были люди, готовые купить какие-то привилегии на этом сервере, и я решил сделать сайт. Я начал смотреть видеоурок «Как сделать сайт для сервера». В итоге я этот сайт сделал. В принципе, это был готовый сайт, на котором я поменял контент. И потом уже от этого понеслось.

То есть в пятом классе это уже у тебя было?

Это уже был какой-то фриланс. Но я помню, какая у меня была радость, когда я заработал первую тысячу рублей. Я что-то кому-то настроил на сервере за 200 рублей, кому-то что-то ещё сделал и вот эта первая тысяча рублей лежала у меня на Qiwi-кошельке. И так уж вышло, что у меня дядя программист. Он меня направил и сказал: чтобы делать сайты, нужно выучить HTML и CSS, JavaScript, а потом PHP. Он мне назвал четыре каких-то непонятных слова.

Я помню, как мы с мамой сходили в «Читай-Город», и она купила книжку по HTML Джона Дакетта, которая так и называется «HTML&CSS». Оттуда всё пошло. Я нашёл форум, связанный с этими серверами. Я учился веб-технологиям, а параллельно писал красивые описания за 10 рублей.

Это был год, когда я учился, читал эти книги, делал какие-то вымышленные проекты. Сделал какой-то чат, написал какой-то вымышленный интернет-магазин, где чай продавался. И на следующий год я попробовал получить заказы на фриланс-бирже.

Тогда был переломный момент — было страшно выйти на фриланс-биржу. Когда ты туда выходишь, ты понимаешь, что там бешеная конкуренция. Вот упал заказ, и там уже куча народу — человек 50-100. Я думал: «Да там акулы бизнеса! Как с ними конкурировать?».

И я стал выкручиваться чисто за счёт индивидуальности. Я начал писать индивидуальные ответы, разбираясь в каждом заказе. Позже я узнал, что это автопостинг, что это боты автоматически отвечают на все заказы. Тогда я уже начал осознавать важность индивидуального подхода. Понял, что штамповать не получится, что лучше делать мало проектов, но качественно.

В то время я брал за сайт тысячи три, а потом чек дорос до того, что я стал брать пять тысяч. Тем летом у меня было желание купить себе новую приставку. И я за лето таким трудом заработал 20 тысяч. Если сегодня мне дадут миллион, я не буду так счастлив, как когда я заработал эти 20 тысяч рублей. Это было счастье в его истинном понимании.

Я рад, что я тогда начал изучать эти технологии и верстать сайты, потому что сейчас я со своими верстальщиками могу говорить на равных. Я могу спокойно взять и показать им какой-то блок, если что-то сложное.

Как фриланс перерос в бизнес?

Это был крупный фриланс-проект в январе 2016 года. Было уже не лето и я понял, что много я взять не могу, потому что школа ест слишком много времени. Но один проект мне захотелось взять, чтобы подзаработать, и мы с этим клиентом работаем по сей день. С ним я вырос из фрилансера в агентство. С тех пор чек вырос раз в десять, но всё-таки это тот же самый клиент.

На этом проекте я начал прокачивать маркетинг: настраивал контекстную рекламу, делал таргет, email-рассылки. Я всё делал руками один, тянул весь маркетинг. Потом осенью пришёл ещё один заказчик. А заказчики, если ты хорошо делаешь, сразу разрастаются и хотят, чтобы ты им весь маркетинг вёл. И вот они растут и растут, а ты перестаёшь выдерживать.

Тогда я попробовал собрать свою первую команду — нашёл себе верстальщика, контент-, SMM-специалистов и дизайнера. Это была самая первая команда, и от неё на сегодня остался только один верстальщик. Это был первый опыт и неудачный. Всё шло достаточно плохо. Были жёсткие фейлы, были мои управленческие косяки. В результате команда рассыпалась.

Сотрудника всегда очень тяжело отпускать. Вот ты думаешь: «Это был такой классный сотрудник, и я его отпускаю — это печалька...». Но потом я начал собирать новую команду, с которой мы работаем уже больше года. И мы вместе сильно выросли за прошедший год.

Сколько вас человек в команде?

Восемь постоянных, пара стажёров и ещё фрилансеры. И мы ещё хотим расширяться.

В ком есть сейчас потребность?

Есть дикая потребность в менеджерах проектов. В прошлом году я запускал школу лендингов, но в этом, чувствую, я вообще забью на эту школу лендингов и буду делать контент, на основе которого я смогу готовить менеджеров проектов, потому что менеджеры проектов и аккаунт-менеджеры очень нужны. И, в третьих, нужны те, кто занимаются маркетинговыми исследованиями.

Вот эти три человека мне критически нужны. Потому что это очень самоорганизованные люди, которые должны знать очень много вещей и глубоко закопаться в проект. Это те специалисты, которых практически нереально найти, их можно только обучить.

Можешь рассказать, как прошла школа лендингов?

В школе лендингов был один тестовый набор на 11 человек. Стоимость участия была 15 тысяч рублей. Меня многие спрашивали, когда я запущу свой курс. Я обещал, что летом — обещание содержал. Всё было довольно стихийно: был тестовый запуск, я накидал программу из головы. Набросал по ней лендинг, команда его реализовала. Сделал публикацию в группе и на странице. Получил оплаты, стал записывать уроки.

Я не парился с шлифовкой — опять же, гибкие методологии. Я сделал минимальную версию, но сделал! Это лучше, чем копаться годы, и на выходе либо выстрелил, либо нет. Я на ходу делал, собирал обратную связь, улучшал.

Есть миф, что если долго заниматься, всё проработать, то будет круто и качественно. А надо сначала получить обратную связь, перед тем как редактировать, иллюстрировать и масштабировать. Может, этот урок вообще никому не нужен, а силы и деньги на проработку потрачены.

Ещё я против серийных курсов, потому что, как правило, из таких «школ» не крутые спецы выходят. На людях просто рубят деньги. Инфобизнес очень портит рынок реального интернет-образования.

Индивидуальность решает. Когда реально жёсткий график, вникаешь в ученика, объясняешь, только тогда будет результат. Этот подход удался. Ученики сделали лендинги, с которых реально заработали. Продолжать буду, но только когда всё идеально отшлифую. И всё равно сильно ограничу потоки ценой и не буду проводить школу нон-стоп.

Как ты этому всему научился?

Это грамотная литература. Одна хорошая книга может перевернуть мир в голове. Зачастую невозможно найти настолько хороший курс, который бы изменил твою жизнь так, как книга. Да, таких книг единицы, но если такую книгу человек найдёт и внимательно прочитает, то её может хватить, чтобы стать шикарным специалистом.

Потом это всё докручивается какими-то видеоуроками и статьями. А потом ты сидишь как динозавр на этом огромном количестве контента, варишься в нём. Зачастую это даже какой-то авторский ресурс или блог.

И практика. Она — лучший учитель. Потолок в самообразовании пробивается только за счёт практики. Сколько бы ты книжек ни прочитал и курсов ни прошёл, это всё не поймёшь, пока ты просто не откроешь рекламный кабинет и не настроишь кампанию. Хотя нужно и в тренде быть — если только практиковаться, то можно устареть как специалист.

На каких книгах или курсах ты прокачался по стратегиям в маркетинге?

Стратегия маркетинга — это довольно общая формулировка. Она лучше всего прокачивается, когда ты просто делаешь проекты: копаешься в аналитике, пишешь, разговариваешь с клиентами клиентов. Когда ты глубоко вникаешь в проект, то у тебя накапливается база опыта.

Всё это докручивается какими-то компетенциями. Допустим, в маркетинговой стратегии важно уметь парсить, чтобы подтвердить гипотезу статистикой. Ты должен уметь пользоваться системами аналитики. Ты должен хорошо писать, потому что маркетинговую стратегию ещё можно понять как хороший копирайтинг.

Чтобы написать хороший текст, надо хорошо разобраться, уметь правильно говорить, вести переговоры, задавать открытые вопросы, чтобы раскрутить клиента на максимум информации. Поэтому я не могу дать список книг по стратегии.

Это такой навык, который прокачивается, по большому счёту, только на практике и в понимании всех этапов. Когда ты понимаешь аналитику, как там и что работает и как её посмотреть, как подбираются цвета для дизайна и так далее. Вот это большое количество микротем собирается в облачное понятие «маркетинговая стратегия».

Какая книга и онлайн-курс сыграли самую большую роль в твоём профессиональном развитии?

Прежде всего это «HTML&CSS» Джона Дакетта. Потом это «Номер 1» Игоря Манна — она была очень хорошим ориентиром. До этого для меня не существовало тайм-менеджмента. Сейчас это для меня выглядит кэпством, но тогда это было чем-то невероятным. И самое ценное, что было в этой книге — это список книг. Потом я прокачивал навыки, покупая книги из этого списка.

Также сильно на меня повлияла книга «Scrum» Джеффа Сазерленда. Она открыла глаза на Agile. Следующая книга — «Как мастера Agile делают выдающееся ПО». Ещё роман об управлении проектами «Deadline» Тома Демарко очень сильно изменил мою культуру в отношении проектов.

Было много книг, которые делали маленькую революцию у меня в голове в плане какого-то навыка. Например, мои глаза на редактуру открыла книга Ильяхова «Пиши, сокращай», на нетворкинг — «Никогда не ешьте в одиночку», на тайм-менеджмент — Глеб Архангельский. Онлайн-курс не назову, но конференция «Найди свой трафик» в своё время очень помогла сориентироваться в маркетинге.

Есть ли у тебя наставник?

Нет, наставников у меня никогда не было. Я всегда старался найти правильных людей, которые не то чтобы станут наставниками, но у которых есть хороший контент. Знакомства с такими людьми бывают полезны, но потом, как правило, необходимость в этом человеке отпадает.

Есть люди, которых я внимательно читал, следил за ними, но потом они стали просто хорошими знакомыми, потому что я уже их как бы обогнал или перешёл в какую-то не пересекающуюся с ними нишу.

Как это всё совмещается со школой?

Понятно, что сложность, которая всё тормозит, — это время. Это очень сильно воспитывает умение расставлять приоритеты. К школе начинаешь совсем по-другому относиться. Одно дело, когда ты просто ходишь в школу, потому что надо ходить, потом делаешь уроки и тратишь свободное время как попало.

Но другое, когда у тебя реально ограничено время — когда у тебя есть всего несколько часов вечером, то ты начинаешь совершенно по-другому относиться ко времени. Ты его не разбазариваешь. Это учит расставлять приоритеты. Вот тебе два часа и десять задач. И тебе всё равно придётся выбрать какие-то задачи. Это учит отбрасывать что-то ненужное — это самое главное. Отсутствие времени — это главная проблема, которая очень тормозит развитие агентства.

Вторая трудность — это переизбыток информации. Когда ты варишься в огромном количестве информации, когда ты знаешь и то и другое, то у тебя начинает голова трещать от того, что ты слишком много ролей в себе пытаешься совмещать.

Приходит проблема того, что нужно кого-то этому обучать. Эта проблема упирается во время. А времени у тебя нет, потому что ты никого не обучил. Это такой замкнутый круг, из которого приходится выбираться. Это две ключевые проблемы.

Как бизнес сказывается на твоей успеваемости?

Когда ты просто учишься, ты совершенно по-другому воспринимаешь мир и ты совершенно по-другому воспринимаешь ценности. И ты что-то там думаешь себе про учёбу. Потом ты приходишь в школу и учитель тебе говорит что-нибудь вроде: «Ах, ты не заполнил словарик — ты тунеядец, и в жизни у тебя всё будет плохо!». А ты улыбаешься и понимаешь, что твоя зарплата в несколько раз больше, чем зарплата человека, который тебе это говорит. На самом деле, от этого становится смешно.

И это очень тренирует мозг. Когда ты учишься не просто ради того, чтобы учиться, а чтобы получать знания, которые тебе полезны, тогда учиться становится гораздо легче. Когда ты учишься не по учебникам, а по каким-то нормальным книгам. У меня есть книга по скорочтению, майнд-мэппингу, копирайтингу — это литература, которая не относится к школьной программе, но очень помогает легко учиться.

Например, в школе дают задание пересказать текст. Все пытаются зазубрить, чтобы пересказать. А когда ты пишешь тексты или ведёшь курсы по работе, то в школе ты сканируешь, выделяешь главное и запоминаешь. И то, что другие будут часами учить, а затем мямлить 15 минут, ты можешь понять за три минуты и чётко пересказать за пять. Из-за этого у всех создаётся впечатление, что ты какой-то очень умный, но на самом деле это просто всё тренируется.

Я не могу сказать, что я плохо учусь. У меня нет и никогда не было троек в четвертях. И это не потому, что я зубрил всё, а потому что мне достаточно легко учиться. Я забил на пятёрки, потому что понимаю, что всё это ерунда. Есть науки, которые мне легко даются — физика и математика. Я больше считаю себя технарём. Там у меня сами собой выстреливают очень хорошие оценки, а в остальном просто хорошо учусь. Поэтому на успеваемости это никак не сказывается.

Знают ли твои учителя, кто ты за пределами школы?

Для меня существуют два мира, которые я всегда принципиально разделяю. Это всегда очень смешно, когда кто-то из не самой богатой семьи начинает хвастаться тем, что он очень богатый и у него очень много денег, которые дал батя.

А я никогда ни в одной из школ не говорил, чем я занимаюсь, сколько я зарабатываю. У меня два разных профиля во «ВКонтакте». В рабочем профиле нет ни одного моего одноклассника. Есть только один хороший друг, который живёт за 8 тысяч км, и мы с ним прекрасно общаемся.

У меня в жизни был момент, когда у меня практически все друзья отвалились. Это произошло, когда я серверы запускал, и у меня появились какие-то первые деньги. Тогда я понял, что зависть очень сильно меняет людей, и люди просто отваливаются.

А те, кто выживают в этих условиях — это люди, с которыми можно хорошо общаться. Основная же масса просто начинает тебя ненавидеть. И с тех пор я никогда никому ничего не рассказывал. Это параллельные миры, которые никак не пересекаются.

То есть после этих событий выжил только один друг?

Да, выжил один. Причём тот, которого я не считал лучшим другом.

У него какие-то похожие цели?

Нет. Хотя он пытался фрилансить, но я не могу сказать, что у нас прям общие ценности или что он предприниматель, но это не мешает нам прекрасно общаться.

Чем занимаешься помимо школы и бизнеса? Кружки, секции, хобби, компьютерные игры?

Кружки были класса до шестого — пустая трата времени. Пять лет ходил на борьбу, дошёл до коричневого пояса и уже готовился к экзамену на чёрный, но год назад бросил, ради бизнеса. Тренировки забирали и так редкие часы на отдых.

Из игр играл во многое, но любимая игра — стратегия Civilization 6. Это единственная игра, в которую я боюсь играть, потому что могу провалиться туда на несколько дней подряд. Другие считают её скучной, но я её просто обожаю, особенно на высоких уровнях сложности. Развитие империи очень напоминает развитие технологического бизнеса. Экономика, наука, вера, культура, дипломатия, экспансия — всё это и в бизнесе есть.

Когда ты в последний раз сталкивался с троллингом из-за возраста?

Последний откровенный троллинг был год назад перед «Трафиком» (конференция по интернет-маркетингу «Найди свой трафик», в которой Вячеслав выступал со своим докладом).

Это был всё-таки очень морально тяжёлый переломный момент, когда до этого я был «Дартом Вейдером» (персонаж, за маской которого Вячеслав скрывался в интернете до 2017 года), а затем начал о себе открыто говорить. Тогда был действительно сильный троллинг. Было страшно, когда ты одновременно и в первый раз выступаешь, и в первый раз выходишь в люди.

Изначально у меня были планы, что я лет в 18 начну публично работать, потому что я думал, что мне ещё слишком мало лет, чтобы я мог работать в открытую, и люди меня признавали. Возраст очень сильно мешает, каким бы ты хорошим ни был специалистом.

А после этого… Понятно, что он существует, что люди любят троллить. Вот, выкладываешь ты кейс, в кейсе расписываешь хорошие результаты. Ладно, под кейсом всегда можно встретить тролля, но тролли под моим кейсом обязательно делают акцент на возраст.

Был случай, когда к клиенту обращались люди, которым понравился дизайн группы. Они спросили контакт подрядчика, им дали мой контакт, а те ответили: «Ой, да он ещё молоденький!». И всё, они отпадают. Большинство людей, когда видят результат, начинают ко всему нормально относиться, но всё равно такая предвзятость есть. Особенно у новой аудитории.

Ты выступал на двух конференциях или больше?

Я выступал на «трафиках» в 2017 и 2018 годах. Меня, конечно, приглашали и на другие, но школа сильно подрезает возможности. А так «удалёнка» спасает, выступаю на вебинарах, но чаще в рамках обучения от агентства.

С 12 лет этот парень делает лендинги, ведёт трафик с разных каналов и анализирует данные. Знает больше, чем многие. Конечно, он не гуру или великий эксперт всех времён и народов. Он просто хороший специалист. Мы таких любим. Тех, кто работает руками и добивается результатов.
Многие из нас вообще рискнули бы в 15 лет прислать свой доклад на конференцию с посещаемостью более 1000 человек? Зная, что если возьмут, то придётся выступать перед взрослыми, изначально скептичными дядями и тётями. Что наверняка будет срач в комментариях? Что набежит масса людей, которые начнут рассказывать, почему нельзя вести нормальный трафик в его возрасте?
А он рискнул. Прислал презентацию на 160 слайдов. Сто. Шестьдесят. Слайдов. Карл.

Дмитрий Румянцев
организатор конференции «Найди свой трафик»

С какими клиентами ты работал?

Были десятки небольших клиентов: развлечения, инфобизнес, интернет-магазины, франшизы. Было и несколько крупных: группа заводов по производству алюминиевых конструкций, холдинг b2c-компаний.

Каким ты видишь своё будущее?

У меня на стене висит чёткая стратегия на несколько лет вперёд. Я её вижу каждый день, когда просыпаюсь. Это множество мелких действий, направленных на масштабирование агентства. Также рождались Facebook и Apple.

Сейчас доводим до совершенства процессы, а потом мне стукнет 18, я закончу школу, государство позволит мне открыть юридическое лицо, мы уже начнём агрессивно масштабироваться. В короткие сроки снесём весь рынок веб-разработки и влетим в топ рейтингов. Я ориентируюсь на рейтинги вроде «Тэглайна» или «Золотую сотню российского digital». Лет за пять планируем войти в топ-20.

У нас нет широкого пиара. Мы понимаем, что если мы запускаем пиар, если публикуется одна статья, я начинаю сходить с ума от количества входящих заявок, и поэтому сейчас пиара никакого нет.

Нет ли у тебя мечты о каком-то своём продукте?

Есть желание в будущем разработать какие-то продукты при агентстве, которые захватят Россию или мир. Но я никогда не рассчитывал на метод большого взрыва — что я буду что-то делать и в один момент стану звездой, сделаю ещё один Facebook, и мой продукт захватит мир.

Я стараюсь в жизни и бизнесе придерживаться итеративной модели. Agile — моя религия. Короткие итерации и постепенное развитие всегда лучше, чем надежда, что какой-то твой продукт захватит мир. Я за логику и реалистичные планы.

В то же время мои реалистичные планы многим кажутся нереальными. В ноябре 2016 года я озвучил свою мысль, что я хотел бы выступить на конференции. Понятно, что все подумали: «У ребёнка странные мечты». Когда я сказал, что хочу делать бизнес, все говорили, круто, но подразумевали, что это всё нереально. Важно, чтобы цель была конкретной, но для быстрого роста важно также, чтобы она выглядела нереально.

Как ты думаешь, можно ли как-то создать условия, чтобы школьники массово задумались о подобных целях и использовали своё свободное время с пользой?

Мне кажется, что у нас пока не созданы условия, чтобы даже взрослые люди могли заниматься бизнесом. Что уж тут говорить о детях? Российская система налогообложения рассчитана на то, что она предполагает бизнес задушить. Несмотря на всё, что рассказывают по телевизору, как у нас помогают предпринимателям, налоговый режим всё жёстче и жёстче, и условий для предпринимательства в России нет в принципе.

И с образованием у нас беда. Я не могу говорить за какие-то там топовые вузы. Но у меня складывается впечатление, что то, что преподаётся в институтах, слишком далеко от того, что происходит на практике. Я из интереса изучал программы, видел курсы по проектному менеджменту при МГУ — это такая дичь! С практикой проектного менеджмента это ничего общего не имеет.

Ещё одна проблема, что у нас в государственном аппарате и в школе практически нет людей, у которых горят глаза. Если бы у учителей в школе горели глаза, они бы хотели заинтересовать учеников. Такие есть, но их буквально единицы на несколько сотен.

Именно в этом проблема — что нет практиков и все такие безынициативные — лишь бы отсидеть. И от этого школьники так и учатся «лишь бы отсидеть». У меня не было никакого наставника, никто меня не направлял. Просто была создана комфортная среда, и всё шло как бы само собой.

Но всё-таки многих мотивирует тот дискомфорт, когда у тебя нет куска свободы в виде своих денег.

Когда я беру новый проект, я понимаю, что это тяжело, что я беру на себя больше, чем могу. На это мне мама говорит: «Зачем ты это делаешь? Тебе что, денег не хватает?». И я понимаю, что я это делаю не ради денег. Я не могу сказать про то лето, когда я зарабатывал себе на приставку, что я разрабатывал действительно крутой продукт. А сейчас я разрабатываю крутой продукт именно потому, то делаю это не ради денег.

Если ты думаешь всё время только о бабле, то ты не сможешь создать что-то действительно классное. Я всё это затевал совершенно не ради финансовой свободы. И родители всегда покупали мне всё, что мне нужно было. У меня не было никогда потребности в деньгах, и от этого я делал какие-то крутые вещи.

Понятно, что я не буду бесплатно работать, но деньги я вкладываю в агентство, а на себя их почти не трачу. У меня вообще нет цели войти в Forbs и стать миллиардером. Для меня деньги — это лишь ресурс для того, чтобы жить в кайф.

Почему хочешь остаться в Курске?

Я не вижу смысла переезжать в ту же Москву или Питер. Я лично не хотел бы жить в каком-то очень крупном городе. У нас в Курске жить хорошо и комфортно. Люди отсюда уезжают только ради работы, а когда у тебя работа есть, то тебе нет смысла переезжать. И я знаю много агентств, у которых основной офис находится в регионе, но есть дополнительный офис в Москве или Питере.

Будешь раскрывать цифры, сколько тебе приносит бизнес?

Из-за того, что я нахожусь среди своих ровесников, я никогда не раскрываю свой доход публично. Можно получить негатив со стороны учителей, одноклассников. Кто знает, на что из зависти способен человек? С учётом того, что я работаю после школы, я получаю хорошую зарплату взрослого человека, квалифицированного digital-специалиста. Всё остальное уходит в агентство.

Кажется, ты можешь быть отличным примером для многих школьников.

На одной из конференций я познакомился с человеком. Он заплатил мне деньги за курс по лендингам и записал своего брата. И этот брат сдавал мне домашки, тупо копируя тему урока. Например, — «Статистика WordStat». И я с ним пытался разговаривать — я же вроде как учитель — нужно как-нибудь мотивировать. А он и говорит: «Это ты такой особенный, это у тебя талант, это ты умный с предпринимательскими способностями». И не он один так говорит.

У нас в принципе вся система образования стандартизирует всех, штампует. И где-то я слышал, что в Оксфорде или где-то ещё есть система индивидуального образования. Наверняка оно там такое же не очень практичное, но в любом случае индивидуальное образование эффективнее.

Нам всем загоняют в голову, что «все вы дураки», и об этом все учителя говорят открыто, что всё у нас в жизни будет плохо — такой пессимистичный посыл. Школа пытается подавлять тебя эмоционально, чтобы ты хорошо подчинялся и тобой было удобно управлять. Поэтому переубеждать кого-то, мне кажется, бесполезно. Все говорят, что им ещё рано или у них ничего не получится.

Но ты сам считаешь, что ты стал таким из-за супергеройских способностей?

Я считаю, что важную роль сыграла среда. Наверное, ключевую роль сыграли мои родители. Они меня прямо не направляли, но они создали такие условия, где я смог. Они не говорили мне никогда «у тебя не получится». Без этого у меня бы ничего не получилось.

И что значит «умный»? Это тот, кому родители в самом детстве вложили в голову, что он не обязан «плыть по течению». Мама мне с двух лет читала, папа рассказывал про свой бизнес, когда я ещё в детский сад ходил. Родители разговаривали со мной серьёзно, как с равным, взрослым человеком. Мне покупали книги. Это просто правильно созданная среда.

После школы ты займёшься бизнесом или всё-таки универ?

Сейчас есть такое представление, что если у твоего сына нет высшего образования, то грош цена тебе как родителю. С родителями я договорился, что в универ я пойду, но чисто для галочки. Я думаю, что я преспокойно сдам ЕГЭ по информатике и даже на бюджет поступлю в какой-нибудь курский вуз. Тогда я, наконец, займусь агентством основательно.

#навсюголову #маркетинг

Добавить комментарий