web 2.0

Чему учат в бизнес-школах «Сколково», Гарварда, Кингстона и других

Выпускники ведущих российских и международных бизнес-школ о том, пригодилось ли им бизнес-образование.

Наряду с программами MBA (краткосрочными и full-time), в школе можно пройти курсы по маркетингу, бизнес-аналитике, лидерству, финансам и другим специальностям. Те же, кто хочет сконцентрироваться на научной работе, могут получить степени кандидата наук и DBA. Стоимость получения диплома MBA составит около $70 тысяч в год.

Летом 2016 года я руководил несколькими лечебными заведениями и хорошо понимал процесс ведения бизнеса, к тому же, у меня была степень MBA, полученная в начале нулевых. Но два предыдущих года я много ездил по Америке, видел много клиник, общался с коллегами, и меня поражал масштаб их лечебных учреждений, структурность, уровень организации и деловой культуры. У нас же сфера здравоохранения существенно отставала (и отстает) от развитых стран, критически не хватает актуальной, если угодно, «философии ведения медицинского бизнеса». Поэтому я решил повысить свои компетенции и подал заявку на обучение.

Я не был уверен, что меня примут в программу, так как претендентам предстоит проходить отбор не в форме экзамена, к которому можно освежить знания и подготовиться, а посредством рассмотрения заявки, по форме схожей с CV, и собеседования по телефону. Для руководства курса было важно, чтобы каждый участник был максимально полезен для других — мог активно взаимодействовать с преподавателем и группой, обладал релевантным опытом.

Обучение длится год и состоит из трех недельных очных учебных модулей: в октябре, марте и мае. Между ними нам предлагалось изучить множество учебных материалов и прочесть несколько книг. Из-за сложностей с визой в 2017 году мне пришлось пройти третий модуль на год позже, в 2018 году. Стоит программа $30 тысяч, на мой взгляд, это обоснованно. Обучение может быть полезно менеджерам медицинских организаций, начиная от руководителей подразделений и заканчивая высшим руководством, а возможно и тем, кто делает свой стартап в сфере медицины. В стоимость входят непосредственно все учебные мероприятия, а также проживание в университетском кампусе, питание, интернет.

В Гарвардской бизнес-школе действует кейсовая система обучения. Она направлена не на то, чтобы дать определенные знания, а на то, чтобы создать правильные управленческие и мыслительные рефлексы, изменить способ мышления. Это полезно, когда базовые знания по микроэкономике, организационной культуре, бизнес-процессах, управлению уже есть.

За два месяца до начала каждого модуля нам высылали расписание занятий и информацию для чтения. Она состояла из описания реальных кейсов в самых разных форматах, в общей сложности порядка 250-300 страниц. Такая подготовка задает направление мышления, ты заранее обдумываешь каждый кейс, но чаще всего не получается угадать, какая на самом деле проблема рассматривается в том или иной ситуации.

Например, был один довольно скучный кейс, формально касающийся обязанностей персонала и формулировки должностных инструкций, а главной темой там оказались эмоции и мотивация.

Каждый учебный день состоит из четырех сессий по полтора часа, в ходе каждой из которых преподаватель общается со студентами, задает вопросы, иногда весьма неожиданные, таким образом постепенно подводя их к основной теме, которой посвящен кейс.

До 90% времени всего занятия говорят именно студенты. В конце занятия преподаватель обычно резюмирует обсуждение, а также рассказывает, как на самом деле развивалась описанная ситуация: какие приняли меры и насколько они оказались эффективны. Такая система дает возможность учиться на очень конденсированном опыте большого количества людей.

Возглавляет команду этой образовательной программы профессор Хакман, один из руководителей глобальной MBA Гарварда и ведущий преподаватель MBA, специализирующийся на бизнесе в здравоохранении. Что касается остального преподавательского состава, большинство имеют существенный академический опыт, либо опыт управления и трансформации.

Особенно мне запомнилась лекция сэра Дональда М. Бервика, британского профессора, который последние несколько лет работал в США и вел программу Obama Care, а до этого был одним из вдохновителей реформы NHS в Великобритании. Было также несколько приглашенных «селебрити» от здравоохранения, например, руководитель одной из крупнейших госпитальных сетей США, и доктор, который преобразовал систему VA (здравоохранение ветеранов) в США и сделал ее больницы одними из лучших по уровню помощи и удовлетворенности пациентов и одними из самых низкозатратных.

Темы, которые мы рассматривали, касались различных вариантов оказания медицинской помощи в операционном ключе, того, как правильная организация медицинской помощи делает ее менее затратной и более полезной для пациентов, стратегии в здравоохранении, финансов, руководства и лидерства.

Общее впечатление у меня и российских коллег, которые учились по этой же программе, положительные, но с легким налетом грусти — возвращаясь оттуда, понимаешь, что тот уровень деловой культуры и деловой школы мысли, который был в команде эту неделю, очень далек от нашей действительности. Наша философия ведения бизнеса очень устарела, некоторые проблемы и «развилки», которые нас сейчас занимают, в более развитых странах уже давно пройдены.

Тем, кто собирается учиться за границей, я бы порекомендовал в первую очередь не переоценивать свой уровень английского. Недостаточно просто смотреть фильмы и читать статьи, примерно улавливая смысл, и уметь объясниться в ресторане. Во время обучения придется активно говорить и слушать по десять часов в день. Второй важный момент, который нужно учесть — ничем нельзя будет заниматься параллельно. Обучение очень интенсивное, поэтому не стоит надеяться, что вечером и ночью вы будете в состоянии удаленно руководить своим бизнесом.

Борис Бобров
председатель совета директоров «Европейской клиники», проходил обучение по программе «Управление в сфере здравоохранения» в Гарвардской бизнес-школе в Бостоне с 2016 по 2018 год

Бизнес-школа Кингстон

Кингстонская бизнес-школа — часть одноименного университета в Лондоне. В ней можно приобрести степени бакалавра и магистра маркетинга, экономики, финансов и так далее. Работает школа и с программами MBA и Business PhD.

Британский диплом можно получить и в Москве. На базе РАНХиГС проводится комбинированная программа Kingston MBA — она включает в себя занятия с российскими и британскими преподавателями и работу с электронной библиотекой университета Кингстон. Стоимость обучения составляет 1 360 000 рублей за 20 месяцев.

Для меня было важно выбрать бизнес-школу, где качество образования будет соответствовать западным стандартам, а процесс обучения будет направлен на развитие стратегического мышления и приобретение желанного helicopter view. Еще одним ключевым критерием был диплом.

В России не так много школ, которые имеют полный спектр международных аккредитаций: AMBA, EPAS, AASCB. Эти аккредитации являются фактом признания экспертами высокого уровня качества образования в соответствии с американским, европейским и британским стандартами. Мой выбор пал на Kingston Business School Moscow.

Честно говоря, я не ожидала, что учиться будет настолько сложно и трудозатратно. Первый год обучения состоял из нескольких 5-6-дневных модулей, которые включали очные лекции британских профессоров и преподавателей. Было много групповых заданий и защит, которые приходилось готовить буквально ночами.

Помню, как мы несколько раз уходили из Академии в 2 часа ночи, бывало и так, что все выходные и праздники приходилось сидеть над заданиями и кейсами.

Кроме того, в первый год обучения необходимо было выполнить более 10 письменных работ и отправить их в Лондон, соблюдая строгий дедлайн. Второй год в бизнес-школе был больше посвящен диплому, и для меня это было немного проще, имея опыт написания и защиты кандидатской диссертации.

Преподаватели Kingston Business School Moscow – это настоящие звёзды, которые обладают огромными академическими заслугами и богатым опытом в области консалтинга крупного российского бизнеса. Если говорить об однокурсниках, группа была у нас очень сильная, многие добились больших успехов и сейчас занимают ведущие позиции в бизнесе и на государственной службе. Следует отметить, что сейчас программу MBA Kingston в России возглавляет моя одногруппница — доктор Митали Митра.

В программе MBA Kingston набор дисциплин стандартный: стратегия, финансы, операционный менеджмент, статистика, предпринимательство, маркетинг, управление персоналом, личное развитие и другие предметы. Но в коммуникационной практике и работе с клиентами мне очень пригодились навыки, связанные с публичными выступлениями и созданием презентаций. Этот опыт был крайне полезен.

Оцениваю свою учебу в бизнес-школе как отличную инвестицию, которая на определенном этапе помогла мне выйти на новый уровень в карьере и расширить круг интересных знакомств. До сих пор дружу и с руководством школы, и с одногруппниками. Кстати, в этом году мы отмечали 20-летие программы MBA Kingston в Москве, что, безусловно, говорит о качестве и востребованности программы.

Анжела Грачева
заместитель генерального директора SPN Communications, выпускница Kingston MBA, кандидат экономических наук, коуч ICF

Уортонская школа бизнеса

Уортонская бизнес-школа при Пенсильванском университете — одна из старейших в мире, она была основана в 1881 году. В её стенах можно получить международные дипломы MBA и EMBA или изучить прикладные программы по лидерству, бизнес-аналитике, финансам и другим дисциплинам. Также бизнес-школа дает возможность пройти короткие онлайн-курсы.

Классический диплом MBA обойдется студенту в $112 тысяч.

Начну, наверное, с совета не делить MBA-школы на российские и зарубежные. Вопрос не в языке преподавания и даже не в качестве обучения, а в том, какие границы перед тобой открывает бизнес-школа. Сейчас слишком модно стало MBA, и количество школ очень разного уровня выросло в геометрической прогрессии.

Зарубежные бизнес-школы можно разделить всего на три категории. Первая – это топовые школы, вторая – хорошие, третья — всё остальное, о них и говорить не стоит. У топовых и хороших с точки зрения качества образования уровень примерно одинаковый. Отличия обычно только на уровне известности профессорского состава. Но что их разительно отличает — это те двери в корпоративном мире, которые они открывают.

Я, проработав долгое время в сфере маркетинга и продаж, поставил себе цель поступить в топовую бизнес-школу. Выбирая университет, я много общался с выпускниками, выделил время и лично посетил несколько кампусов, чтобы познакомиться с руководством и педагогическим составом. В итоге я остановился на Келлогской высшей школе менеджмента, Гарвардской бизнес-школе и Уортонской.

Поступил я одновременно в Келлогскую и Уортонскую школы. Поскольку я лично посетил обе школы, мне было легко выбрать, основываясь не только на отзывах, но и на личных впечатлениях. В итоге 2008-2009 год я провел в Уортонской бизнес-школе.

Какие у меня были ожидания на входе? Топовые университеты помимо сильного образования дают дополнительные преимущества. Поскольку попасть туда сложно, отбор очень жесткий, ты сразу попадаешь в общество очень сильных людей из разных областей со всего мира.

На моем потоке учились 800 человек — сейчас они занимают топ-позиции в разных странах. Люди идут в такие школы не только за образованием, но и за коммьюнити: знакомиться с людьми, создавать связи, открывать двери. И университет предоставляет тебе все инструменты для этого: клубы, сообщества, различные активности.

Например, я участвовал в консалтинговом клубе, был президентом клуба любителей виски, работал в приёмной комиссии. Всё это позволяет тебе расширять свой круг общения и общаться всё более и более интенсивно.

Что касается процесса трудоустройства, университет — отлаженная машина, которая работает каждый день: презентации компаний, собеседования прямо в университете, неформальные встречи клубы и так далее. Работодатели полагают, что школы уже отобрали лучших и ещё дали им сильное образование, поэтому постоянно рекрутят оттуда студентов.

Примерно всё это я и ожидал, когда переступал порог университета, но готов ли я был к этому? Наверное, не до конца. Вначале было очень сложно встроиться в систему, понять, где нужно быть активным, где менее активным, сколько надо вкладывать в учебу, а сколько другим активностям уделять времени.

Я учился full time, и это было не проще, чем работать точно, наверное, даже сложнее. Но очень интересно. И я на 100% уверен, что игра стоила свеч. После окончания перед тобой открыт весь мир. Я мог поехать, куда угодно. Я выбрал Нью-Йорк, потому что мечтал с 19 лет работать именно там, и начал работать в Boston Consulting Group, где консультировал компании по всему миру в секторе FMCG, технологий, финансов (сильная маркетинговая школа), Citibank, Pepsico, Bloobmberg).

Одна из рабочих командировок в Москву совпала с введением ЕГЭ в России. Я всегда интересовался сферой образования, долгое время работал в Kaplan, поэтому, наверное, логично, что в итоге я захотел попробовать себя в ином статусе и стал предпринимателем или, как говорят, стартапером.

Помог ли мне в этом MBA? Я считаю, да. Причем во многих плоскостях. Прежде всего, с точки зрения построения всех бизнес-процессов в собственной компании.

В собственном бизнесе оказался незаменим полученный навык смотреть на все процессы сверху, видеть их масштабно. Потом, конечно, понимание инструментов привлечения инвестиций, подготовки к инвестиционным раундам, использование различных финансовых инструментов для развития компании. Опыт работы в международном консалтинге, который я получил благодаря бизнес-школе, дал мне не только круг связей по всему миру, но и умение найти точку коммуникаций с любыми партнерами.

Михаил Мягков
генеральный директор и основатель MAXIMUM Education

Стокгольмская школа экономики

Стокгольмская школа экономики открылась в 1909 году. Сегодня её отделения открыты во многих странах мира — в частности, в России: в Москве и Санкт-Петербурге. В них проводится обучение по программам MBA и Executive MBA — как по общему менеджменту, так и специализированные: для нефтегазовой отрасли или по стратегическому развитию рынка.

Также школа предлагает укороченные курсы по финансам и брендингу и корпоративные программы.

Обучение по Executive MBA длится два года и стоит 1 980 000 рублей.

Обучение в школе длится два года, на текущий момент я завершил первый год и приступил ко второму.

В первую очередь я ожидал от обучения фундаментальных знаний и актуальных навыков в сфере менеджмента, финансов, маркетинга, стратегии и управления изменениями. Часто руководящие должности занимают люди, которые специально не учились на профессиональных руководителей, и я не исключение.

Да, есть высшее экономическое образование, разнообразные программы развития. До определённого этапа этого хватает. Но если планировать своё развитие дальше, то становится очевидным, что нужно профессиональное образование top executive. Отдельным преимуществом SSE является возможность обучения на английском и признание степени в Европе и США. Бонусом получаешь приятные, полезные знакомства, опыт и знания других людей, и даже новых друзей.

Одноклассники — в основном топ-менеджеры российских и зарубежных компаний, а также владельцы бизнеса. Все из абсолютно разных отраслей: тяжелая и легкая промышленность, транспорт, энергетика, нефтяная и газовая промышленности, финансы, услуги, ИТ, телеком, медицина. У нас много выпускников программы «Лидеры России». Преподаватели — в основном профессора, которые давно работают в SSE, с серьезным академическим подходом.

Также преподают приглашенные спикеры из других бизнес-школ, известных в странах ЕС и США. Часто выступают гости — представители российского бизнеса, топ-менеджеры успешных компаний и владельцы бизнеса. «Раскрученных» знаменитостей нет.

Я ещё в процессе обучения. Программа рассчитана на два года, 15 модулей. SSE выгодно отличается основательностью подхода. Признаюсь, тяжело совмещать обучение с работой. Требования к межмодульным заданиям и непосредственно обучению очень жесткие. Уже понимаю, что расту над собой, многие полученные знания активно использую. Думать начинаешь по-другому. Мир становится ещё более многогранным. Ни о чем не жалею и не собираюсь жалеть.

Максим Дзюба
директор направления «Север» банка Home Credit, получает степень MBA в Стокгольмской школе экономики

IESE

Эта испанская бизнес-школа была открыта в 1958 году на базе университета Наварры при поддержке Гарварда. IESE позаимствовала у американского университета метод case-study, поэтому её студенты не только изучают реальные ситуации из истории ведущих компаний, но и пишут собственные кейсы — работа с ними занимает значительную часть учебного процесса.

В IESE можно получить степени MiM, MRM, MBA и EMBA, а также PhD. Кроме того, школа проводит открытые программы лидерства и управления. Стоимость двухгодичного обучения EMBA составит €75 тысяч.

В этом году я окончила программу Global Executive MBA испанской школы IESE. По рейтингам Financial Times она входит в топ-10 для руководителей. Это был один из критериев выбора — я хотела учиться в школе, которую знают в мире, в которой будет много иностранцев из разных стран, а не исключительно российской или американской. У школы свои кампусы в Нью-Йорке, Мюнхене, Барселоне, Мадриде, налажены партнерские отношения со школами в Китае и Бразилии, что позволяет учиться и там тоже.

Обучение шло полтора года — по две недели каждые два месяца, всего 10 модулей, из которых два или три можно было взять по выбору.

За каждую работу преподаватели ставят 4 оценки А, 4 В+, остальные В, а также 4 С. Таким образом они отмечают 10 процентов лучших и 10 процентов худших студентов. Вылететь с учебы достаточно просто — для этого нужно набрать 7 С. Со мной училось 42 человека, двоих отчислили за неуспеваемость.

Часть обучения проходила в онлайне, поэтому выигрывали те, у кого было много свободного времени. Как ни странно, некоторые предпочли оставить работу на два года, чтобы нормально закончить школу. IESE славится своим предпринимательских духом, примерно четверть моих одноклассников были и остаются предпринимателями. Было интересно увидеть, насколько по-разному наемные менеджеры и собственники бизнеса могут оценивать одну и ту же ситуацию.

Занятия начинались в 8 утра с группового обсуждения кейсов (42 человека разделили на 8 групп по 5-6 человек в каждой), потом до 18:00 лекции, семинары, обсуждения, вечером ужин и время на самоподготовку. Также было отдельное время, если нужно встретиться с тьютором (ментором).

Школа прикрепляет к каждому куратора, чтобы он помог, если возникнут сложности. Я встречалась со своим дважды за полтора года: первый раз когда стресс первых двух модулей был выше крыши, и я боялась, что вообще завалю сессию. Второй раз, когда возник конфликт в группе проекта, в который я входила.

Со мной учились ребята из 26 стран. Школа учит видеть межкультурную разницу и не осуждать тех, кто отличается от тебя. В частности, я поняла, что россияне по сравнению с европейцами более негативны. Из модулей по выбору я взяла курсы в Бразилии (модуль «развивающиеся страны»), США («продажи и сервис», так как я работаю в услугах) и Мюнхене («индустрия 4.0», так как у моего коммуникационного агентства много ИТ-клиентов, мы часто обсуждаем новые технологии с ними).

Школа позволяет посмотреть на себя другими глазами, а также освоить, хоть и поверхностно, те дисциплины, о которых ты не догадывался, например, финансовый анализ, управление рисками и прочие.

Было много весёлых заданий, не совсем типичных для топов-наемников. К примеру, в Сан-Франциско надо было назначить самому две встречи со стартаперами в твоей сфере, чтобы узнать у них, чем они занимаются и куда движется интересный тебе сегмент.

Оказалось, для некоторых моих однокурсников это огромная проблема — как вице-президенты они отвыкли знакомиться и просить о помощи. Моя группа из 6 человек сделала 6 таких встреч (норма была 2-3), а другая группа — только одну.

Задания помогли увидеть свои сильные и слабые стороны. Обучение в школе мне обошлось в €75 тысяч (я получила стипендию в €25 тысяч), это не считая расходов на перелеты, питание и проживание (примерно еще €25 тысяч). Также школа оплатила мою поездку в Кению на неделю (примерно €1500).

Инна Анисимова
генеральный директор агентства PR Partner

Высшая школа бизнеса Стэнфордского университета

Калифорнийская бизнес-школа расположена в Кремниевой долине — за счет этого многие выпускники находят перспективную работу не покидая места учебы.

Помимо full-time MBA, в Стэнфордской школе можно получить степени EMBA, MSx, PhD или прослушать короткие курсы по лидерству, инновационным технологиям и другим предметам.

Также учебное заведение предлагает различные междисциплинарные программы, разработанные в партнерстве с другими факультетами Стэнфорда.

Стоимость обучения по программе MBA составляет $70 тысяч в год, продолжительность — два года.

Я поступил в Стэнфордскую бизнес-школу, чтобы создать надежный инструментарий бизнес-навыков. Я ожидал, что во время учебы меня будут окружать квалифицированные профессионалы из лучших мировых компаний и университетов — и мои ожидания полностью оправдались.

Программа длилась два года — по три квартала в год, но я увеличил ее до 22 часов в семестр (по сравнению с обычными 15 часами), что позволило завершить обучение быстрее, чем ожидалось. Учебный процесс объединял теоретические лекции, тематические исследования, небольшие семинары и практические занятия по консалтингу.

Моими одногруппниками были представители Goldman Sachs, McKinsey, Uber, Facebook, SpaceX, Amazon, The White House, а также ведущих российских компаний в области природных ресурсов и многие другие. Группа объединяла студентов из России, Китая, США, Австралии, Бразилии и так далее.

Я приобрел полезные знания от таких ведущих лидеров в области технологий и образования, как генеральный директор Google, генеральный директор United, управляющие фондами Уолл-стрит. Также узнал об углубленном анализе, который предлагают академики бизнес-школ с основным фокусом на одной дисциплине — стратегии.

Я понял, как эффективно масштабировать глобальную образовательную компанию и продолжать увеличивать результаты по приему студентов и улучшил свои знания в области бизнес-лидерства благодаря удачному сочетанию учебных курсов по сетевым эффектам и занятиям по лидерству. В процессе обучения мне нравилось изучать стратегию, финансы, проблемы в сфере образования, бухгалтерский учет, лидерство и заниматься написанием курсовой работы на тему стратегического запуска продукта.

В целом учеба в крупнейших университетах США дала мне возможность перенимать опыт ведущих венчурных капиталистов и менеджеров хеджевых фондов. Это позволило увеличить капитал венчурных фондов нашей компании, а также привлечь в текущий штат сотрудников с большим опытом, несмотря на мой молодой возраст.

Никаких сожалений — если бы я мог получить эти знания еще раньше, то обязательно бы это сделал.

Джейми Битон
генеральный директор компании Crimson Education

Что может пойти не так

Большинство спикеров остались полностью довольны полученным образованием. Но некоторые отметили и недостатки учебного процесса.

Некоторые курсы, в которых у меня был большой профессиональный опыт, мне показались поверхностными, но это скорее специфика global executive MBA. Наверняка на полных MBA-программах погружение по всем дисциплинам более глубокое.

Инна Анисимова
выпускница Global Executive MBA испанской школы IESE

В моей школе была проблема с реализацией менторской программы. Конечно, многое зависит от личных качеств тьютора: кому-то повезло с куратором, кому-то нет, но в целом они не горят желанием помогать, поскольку у них не хватает времени.

Модульная система (когда учишься пять дней в месяц) тоже дает свои сложности, поскольку программа крайне интенсивная и приходится в короткие сроки усвоить большой объем информации. Нужно полноценно готовиться самостоятельно: читать, смотреть видео и так далее. Такая подготовка, на мой взгляд, не так эффективна, как занятия с преподавателями.

Анонимный выпускник программы MBA «Сколково»

Я планировала открывать свое дело и хотела набраться практических знаний, но школа мне их не дала. Да, наши преподаватели были очень хорошо образованы. Они сами обучались в зарубежных университетах, владели языками, знали много документов и нормативов, но ни один из них не был действующим бизнесменом – ни в прошлом, ни в настоящем.

Все они были исключительно теоретиками и не могли дать тех знаний, которые я искала.

Никогда человек-теоретик не поймет практика. Никогда у него не будет того угла зрения, каким смотрит на бизнес-процессы практик, который и с персоналом вопросы решает, и с налоговой находит общий язык, и в законодательном поле ориентируется.

Кроме того, учителя моей школы опирались на знания, полученные от иностранных педагогов. Но так как у них отсутствовали практические навыки ведения бизнеса, они не могли знать, как ориентироваться в нюансах российского рынка и научить этому других. Известно, что иностранную теорию на практике приходится адаптировать к нашей действительности.

За время обучения, из того, что обещал рекламный проспект, ничего не произошло: практических знаний я не получила, новых бизнес-партнеров не нашла. Правда, узнала много умных слов, которые, по мнению наших учителей, должны были сделать из меня «крутого» бизнесмена.

Марина Рыбникова
создатель международной ассоциации Neo Lady и первого женского коворкинга в России, предприниматель и бизнес-консультант

У нас есть отзывы выпускников ведущих бизнес-школ, и подавляющее большинство из них очень довольны программами. Недовольство возникает почти всегда в тех случаях, когда реальный опыт от программы не соответствует ожиданиям участника. Буквально на прошлой неделе генеральный директор крупной российской строительной компании рассказывал мне, как 10 лет назад получал МВА в одной из хороших российских школ, и это были напрасно потраченные деньги и, самое главное, время. Ниже — несколько примеров того, что говорят люди, когда программы им не понравились.

Курс Marketing Management в бизнес-школе Booth Университета Чикаго, стоимость $10 950, оценка участника 1,5 по пятибалльной шкале: «Преподаватель использовал старые кейсы, и все материалы казались устаревшими. Не стоит потраченных времени и денег».

Гарвардский курс Emerging Leaders, стоимость $9400, продолжительность шесть дней, оценка участника 1,5 по пятибалльной шкале: «Курс должен быть более интенсивным, больше вечерней и групповой работы. Участники просили более насыщенной работы, потому что сессии казались "легковесными". Многие ехали на этот курс издалека и заплатили много денег».

Курс Social Entrepreneurship в INSEAD, $5500 долларов, 6 дней, оценка участника 3 по пятибалльной шкале: «Участники слишком отличаются друг от друга, для эффективной работы нужно было разделить их на меньшие группы».

Таким образом, разочарование безусловно встречается. Однако в ведущих школах мира оценки 3,5 и меньше по пятибалльной шкале встречаются лишь в 10% случаев.

Алексей Долинский
основатель сервиса Coursalytics — навигатора в образовании для топ-менеджеров из бизнеса и государственного сектора

#образование #MBA #мнения

Добавить комментарий