web 2.0

Что происходит с LavkaLavka: уход сооснователя, долги поставщикам и сотрудникам и раздел бизнеса

Два года назад руководство фермерского кооператива увлеклось криптовалютным проектом: он оказался неудачным и привлечённые деньги закончились.

Два года назад руководство фермерского кооператива увлеклось криптовалютным проектом: он оказался неудачным и привлечённые деньги закончились.

В закладки

Один из трёх сооснователей LavkaLavka Александр Михайлов покинул компанию в начале мая 2019 года. Об этом сообщил vc.ru другой сооснователь проекта Борис Акимов.

У компании долги перед поставщиками: по данным «Контур.Фокус», с осени 2018 года против LavkaLavka подано семь исков на общую сумму 1,4 млн рублей. Ещё один иск на 1,7 млн подан против дочернего юрлица LavkaLavka — ООО «Биокоин».

Неизвестно, кто именно будет отвечать по этим обязательствам: у кооператива запутанная структура, и в 2018 году LavkaLavka разделилась на четыре юридических лица, которым отошли магазины и сайт.

Финансовые проблемы компании продолжаются уже несколько лет, а побочные проекты (например, строительство производственных цехов в Мурманской и Тульской областях и система лояльности на блокчейне) так и не запустились.

Несмотря на это, в 2019 году Борису Акимову удалось найти нового стратегического инвестора — бывшего миноритарного партнёра LavkaLavka (его имя он не раскрывает).

Мы изучили историю LavkaLavka и пообщались с Борисом Акимовым, инвесторами, бывшими сотрудниками компании, а также с поставщиками, которым остался должен кооператив.

Содержание

Гастрономическая революция

«С самого начала мы пытались строить бизнес, отталкиваясь от интересов фермеров», — рассказывает в интервью vc.ru сооснователь LavkaLavka Борис Акимов.

Компания появилась в 2009 году, когда Акимов разочаровался в продуктах из супермаркетов. Он называл продовольственное изобилие иллюзией: вроде времена дефицита остались в прошлом, еды на прилавках много, а выбирать не из чего.

Он начал в свободное время (тогда Акимов работал журналистом изданий «Афиша» и «Сноб») искать качественные продукты: объезжал московские рынки в поисках фермерского мяса, овощей, зелени и фруктов, а заодно знакомился с продавцами и владельцами хозяйств.

Постепенно друзья и знакомые начали оставлять ему заказы. Одним из них был разработчик Александр Михайлов. У них с Акимовым возникла гипотеза: наверняка в Москве есть много людей, которые хотят питаться деревенским мясом, но не хотят тратить время на поиск фермеров и поездки за покупками.

Тогда два приятеля решили открыть интернет-магазин фермерских продуктов с доставкой. Однако они не были уверены в успехе идеи и для проверки создали ЖЖ-страницу под лозунгом «Поддержи местного фермера» — и с помощью неё стали собирать заявки.

Со временем количество заказов выросло, и партнёры уже не справлялись — тогда они наняли продавца Василия Пальшина, который спустя несколько месяцев получил 30% компании, а у Михайлова и Акимова осталось по 35%.

Роли распределились так: Пальшин отвечал за операционную деятельность и развитие, Михайлов — за финансы, а Акимов — за идеологию, маркетинг и продвижение.

Акимов с самого начала ориентировался на сегмент верхнего среднего класса. Он понимал, что для этой аудитории важна эстетика, и поэтому старался создать антураж — будто они заказывают деликатесы в старинной купеческой лавке, пусть и через интернет.

Предприниматель уделял большое внимание внешнему виду товаров — упаковывал дичь и другие продукты в крафтовую бумагу, скреплял фирменной наклейкой, оформленной в старорусском стиле с цитатами о еде, а также старался установить с клиентами личные отношения.

Кроме того, Акимов заручился поддержкой совладельца и главного редактора «Сноба» Владимира Яковлева, который разрешил журналисту писать о «Лавке» и своих гастрономических открытиях (вроде блюд из мяса цесарки) на сайте издания в рубрике «Еда».

И хотя товары «Лавки» в среднем стоили в несколько раз дороже рыночных, проект нашёл свою аудиторию, а годовая выручка компании к концу 2009 года приблизилась к 1 млн рублей.

Феномен популярности

В 2010 году Акимов и Михайлов привлекли инвестиции от друзей (точная сумма неизвестна) и запустили первую офлайн-точку — на территории модного бизнес-квартала «Арма», в котором в то время располагалась редакция «Сноба».

Пространство было одновременно штаб-квартирой LavkaLavka, точкой самовывоза заказов и центром притяжения для гурманов.

Там основатели LavkaLavka устраивали мероприятия. Например, реконструировали обед семейства Льва Толстого, взяв за основу рецепты из поваренной книги его супруг, или обед Собакевича и Чичикова из «Мёртвых душ».

А кроме того, проводили гастрономические вечера, на которых готовили известные люди (например, журналист и писатель Александр Генис), и приглашали именитых поваров.

Проект из «купил гуся у фермера и сделал наценку в 100%» превратился в культурный феномен, а пространство на «Арме» — в центр силы для творческой интеллигенции.

В том же 2010 году компания потратила 120 тысяч рублей и запустила собственный интернет-магазин, а основатели уволились с основных работ и стали посвящать проекту всё время.

LavkaLavka стремилась создать у покупателей ощущение, что они берут товары непосредственно у фермеров.

Все продукты были «именными» — от фермеров: в интернет-магазине продавалась не просто ряженка, сёмга и цыплята, а ряженка от Нины Козловой, сёмга от Андрея Курбатова, цыплята от Андрея Овчинникова.

Компания по-прежнему выступала в роли перекупщика — покупала товары у фермеров (к 2010 году их было уже чуть больше десяти) и перепродавала с наценкой. Тем не менее LavkaLavka торговала вкусными и качественными продуктами, которые хвалили покупатели.

Со временем основатели LavkaLavka столкнулись с проблемой: как именно отбирать фермеров и продукты. Раньше они ориентировались прежде всего на свой вкус, а заодно — на открытость поставщика.

Но им требовалась более формальные требования, и тогда они в 2011 году с помощью специалиста по экологическому производству Давида Явруяна разработали «Систему экологической сертификации» для фермеров кооператива.

Она учитывала ландшафт местности, удалённость от промышленных предприятий, технологии обработки почвы, содержание и забой животных и так далее.

LavkaLavka организовала собственную лабораторию контроля качества, которая с помощью ежегодных выездных проверок оцениваила, соответствуют ли критериям «Системы» хозяйства фермеров. Инспекция была платной и составляла от 20 до 30 тысяч рублей за визит проверяющего.

Чтобы получить возможность торговать в LavkaLavka, хозяйство фермера должно было соответствовать минимальному уровню — С1 (максимальный — С5).

Уровень C1 запрещал использовать ГМО-растения и семена (даже в качестве корма для животных), содержать животных в негуманных условиях, применять гормоны роста, а также вредные для здоровья средства дезинфекции и защиты растений.

Однако на этом уровне фермер мог в исключительных случаях использовать гербициды и пестициды, химические удобрения и антибиотики.

Покупатели доверяли LavkaLavka — во многом благодаря харизме Бориса Акимова. Он стал одним из первых предпринимателей, который превратил свой бизнес в реалити-шоу, открыто рассказывая в блоге и соцсетях о планах, проблемах, удачах и неудачах.

Акимов создавал себе образ «крепкого хозяйственника», который не просто продаёт фермерские продукты и сам разводит гусей и уток, но занимается возрождением русской деревни.

Предприниматель рассуждал так: за последние 40 лет деревни обнищали, но если горожане будут покупать фермерскую продукцию, у селян появятся деньги на развитие хозяйств, и тогда наступит расцвет, а российская глубинка станет такой же ухоженной, как французская.

«Сегодня вы едите ряженку с корочкой — а завтра в деревне семья строит новый молочный цех. И вы точно знаете, где и кто строит этот цех. Вам вкусно, вам приятно — вы соавторы новой жизни в деревне», — говорил он.

Кроме того, основатели LavkaLavka умели привлекать внимание без затрат на маркетинг. Например, в 2013 году с Дома на набережной пропал знаменитый логотип компании Mercedes.

Они быстро сориентировались и опубликовали в соцсетях отредактированный снимок — будто его заменили на «человечка с вилами» — талисман LavkaLavka. Запись быстро стала вирусной.

К концу 2014 года LavkaLavka превратилась из ЖЖ-блога в компанию. В ней уже работало 149 человек (годом ранее — 54 сотрудника), проект открыл свой производственный цех на территории Таганского мясокомбината, офис, а также четыре розничных магазина в Москве.

Количество позиций на сайте превысило 1500, а годовая выручка составила почти четверть миллиарда рублей. А затем наступил кризис.

Праздник во время чумы

Со второй половины 2014 года курс доллара начал стремительно расти. В начале октября он составлял 39 рублей, в конце декабря — 50 рублей. Средний курс за 2015 год превышал 61 рубль.

Покупательная способность людей упала: по словам директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Натальи Акиндиновой, в 2015 году оборот розничной торговли снизился на 10%, а в 2016 году — ещё на 5,2%.

Казалось бы, продукты LavkaLavka покупают люди с высоким достатком, и кооператив не столкнётся с паднием выручки. Однако аудиторию компании захватил «ВкусВилл».

В 2015 году основатель компании Андрей Кривенко изменил стратегию: если раньше он открывал точки по продажам молочной продукции под брендом «Избёнка», то в тот год стал особенно активно запускать магазины с широким ассортиментом продуктов для здорового питания под брендом «ВкусВилл».

Цены ритейлера были выше, чем в «Перекрёстке», «Магните», «Пятёрочке», но гораздо ниже, чем в LavkaLavka. Покупатели LavkaLavka возмущались: в обычных супермаркетах килограмм картошки стоит 25 рублей, во «ВкусВилле» — 75 рублей, а в кооперативе — 175 рублей.

За 2015 год компания открыла 60 магазинов «ВкусВилл», а их общее количество превысило 100, не считая ещё 300 магазинов под брендом «Избёнка».

«На изменение рынка нужно адекватно и креативно реагировать. Возможно, мы не совсем уловили момент, когда нужно меняться», — отмечает Борис Акимов в интвервью vc.ru.

Однако в то время LavkaLavka не замечала угрозы и вкладывала деньги в сторонние проекты. Например, решила открыть цех в Териберке — маленьком селе в Мурманской области.

В 2015 году режиссёр Андрей Звягинцев выпустил «Левиафан» — фильм о жизни полуразрушенной деревни на российском севере, большая часть съёмок которого проходила в Териберке.

Когда картина получила «Золотой глобус», туда отправились журналисты и фотографы из Москвы, а пользователи Facebook начали дискутировать — как можно жить в таких условиях.

Борис Акимов не мог не воспользоваться ажиотажем и запустил проект по возрождению села. Он хотел взять Териберку и «воспользоваться самым главным её потенциалом — нынешней известностью».

Вдохнуть в неё жизнь. Найти там точки роста. Провести краудфандинг-проект и перезапустить там всё. Новые аквафермы, туризм, кафе с местными морскими ежами, треской и мидиями, гостиницы, фестиваль современного искусства, бег вдоль арктического моря, ветряки. В общем, сделать из Териберки райское место.

Борис Акимов
из публикации «Афиша Город»

Предприниматель запустил краудфандинговую кампанию и собрал 356 тысяч рублей на организацию фестиваля «Териберка. Новая жизнь»: в село приехали музыканты, артисты, художники, спортсмены и предприниматели. Последние — чтобы обсудить развитие местных промыслов.

В конце 2016 года эти идеи вылились в программу по организации в Териберке производственного экокластера. LavkaLavka планировала открыть в деревне цех по переработке тундровых ягод и грибов, а также предприятие по производству морской соли.

Стоимость работ компания оценила в 603 млн рублей. Из них 229 млн рублей планировала привлечь с помощью частных инвесторов — LavkaLavka пообещала им доходность в размере 33% годовых.

Эти планы так и остались на бумаге: ни одно из предприятий построено не было, рассказывает журналист мурманского телеканала «ТВ-21» Дарья Монастырёва.

Лавкинцы позиционировали себя как «улучшатели» и борцы с «Левиафаном российской глубинки».

Обещали начать с уборки мусора в посёлке — большая проблема в Териберке, построить солеварню, организовать поставки фермерских продуктов Баренцева моря, ратовали за изменение закона о прибрежном рыболовстве, чтобы местные рыбаки могли торговать своей рыбой, построить нормальную дорогу до Териберки, сейчас последние 40 километров — плохая грунтовка.

Но в итоге запомнились только фестивалем.

Дарья Монастырёва

В 2018 году LavkaLavka отказалась от проведения фестиваля — не хватило денег, хотя правительство Мурманской области выделило на это 3 млн рублей. Спонсоров привлечь не удалось, а тратить свои средства кооператив не мог из-за «экономической ситуации в стране», — пояснял Борис Акимов.

В итоге правительство области поручило делать фестиваль телеканалу «ТВ-21». В 2019 году фестиваль также пройдёт без участия LavkaLavka.

Четвёртый фестиваль многие поддержали, просто потому, что организаторы — «не Лавка». Оказалось, москвичи многим наобещали «золотые горы», не выходили на связь с партнёрами и так далее.

У нас получилась организовать душевное мероприятие, приехало почти 5000 человек. В предыдущие годы приезжали несколько сотен.

Дарья Монастырёва

Борис Акимов отрицает, что у проекта проблемы. По его словам, он «успешен и развивается». Хотя от производства пришлось отказаться — компания не смогла собрать полную сумму, сообщил он в интервью vc.ru.

Акимов говорит, что сейчас LavkaLavka работает над строительством гостиницы с теми инвесторами, которые всё же вложились в проект. Какую сумму они вложили и когда завершится строительство, предприниматель не уточнил.

LavkaLavka отказалась от проведения фестиваля, масштабные инвестиционные проекты не запустились, но Борис Акимов успел получить главное — бесплатные упоминание в СМИ. О фестивале и инициативах компании писали ТАСС, GQ, Deutsche Welle, «Ведомости», «Афиша» и другие издания.

Похожая история произошла с другим проектом LavkaLavka — фермерским хабом на границе Московской и Тульской областей, который компания развивала вместе с кооперативом «Марк и Лев».

Они планировали построить производственные цеха для переработки и упаковки фермерской продукции, кафе, ресторан, а также рынок, на котором члены кооперативов могли арендовать места и продавать овощи, фрукты и мясо.

Для этого была создана компания ООО «Фермерский рынок». Первоначально она принадлежала основателям кооператива «Марк и Лев»: Марк Резник и Александр Гончаров вложили в уставной капитал 68,8 млн рублей.

Осенью 2016 года к ним присоединились основатели LavkaLavka. По данным «Контур.Фокус», они внесли личные средства: Александр Михайлов — 75,2 млн рублей, а Борис Акимов и Василий Пальшин — по 7,5 млн рублей, и деньги компании — 18 млн рублей.

Кроме того, к ООО «Фермерский рынок» присоединились миноритарные акционеры. Общая сумма уставного капитала компании составила 182 млн рублей.

На эти средства кооператоры построили первую очередь проекта: павильон фермерского рынка, кафе и административный корпус. Также им помогли местные власти, которые ускорили получение необходимых разрешений, а Федеральное дорожное агентство «Росавтодор» построило съезд с федеральной трассы и парковку.

Летом 2017 года фермерский рынок открылся. По расчётам LavkaLavka, предприятие должно было приносить 18,4 млн рублей прибыли в год при ежегодном доходе в 46,8 млн рублей (срок окупаемости компания не уточняла).

15 июня 2017 года LavkaLavka объявила о поиске инвесторов для строительства второй очереди хаба — цеха по производству сушёных овощей и овощных заготовок. С его помощью фермеры могли бы перерабатывать продукцию и продавать её с большей выгодой.

На строительство LavkaLavka планировала привлечь 80 млн рублей и обещала инвесторам доходность в 23% годовых при окупаемости бизнеса за 4,3 года: планировалось, что годовая прибыль компании составит 43,2 млн рублей при доходе в 163 млн рублей в год.

Возможно, правильнее было бы вообще не собирать деньги путём «народного инвестирования», а просто взять кредит в банке. Но поскольку у нас кооператив, мы хотим, чтобы зарабатывали не банкиры, а наши партнёры, в кооперации с которыми мы меняем мир к лучшему

из корпоративного блога LavkaLavka

Компания собиралась открыть сушильный цех для овощей за семь месяцев — к февралю 2018 года. Однако, судя по спутниковым снимкам местности, ей это не удалось.

По данным сервиса «Контур.Фокус», сейчас ООО «Фермерский рынок» судится с подрядчиками, которые требуют оплаты за строительные работы. Общая сумма исков с июля 2018 года — 28 млн рублей.

По словам Бориса Акимова, LavkaLavka вышла из проекта «больше года назад» — уступила свою долю основателю кооператива «Марк и Лев» Александру Гончарову в счёт долгов. Александр Гончаров не ответил на вопросы vc.ru.

Возможно, повлияла географическая отдалённость и распылённость на разные проекты, которая не позволяла нам сосредоточиться. Было правильнее сделать так, чтобы [проектом] занимались те люди, которые непосредственно этим управляют.

Борис Акимов

Почему именно LavkaLavka привлекала деньги на развитие проекта, сколько человек стали инвесторами и что будет с обязательствами перед этими людьми Борис Акимов не уточнил.

По состоянию на 21 мая 2019 года Акимов и другие сооснователи LavkaLavka по-прежнему находятся среди учредителей ООО «Фермерский рынок».

Качество падает

К 2017 году у LavkaLavka начались финансовые проблемы. И хотя на словах руководство поддерживало фермеров и рассуждало про развитие малых территорий, компания не могла расплатиться с ними за отгруженный товар.

«Уже тогда были долги. Старые поставщики приостанавливали поставки, а у закупщиков была установка — оттягивать момент оплаты как можно дольше», — отмечает бывший сотрудник интернет-магазина LavkaLavka Вадим (имя изменено по его просьбе). Борис Акимов не прокомментировал эту ситуацию.

При этом LavkaLavka не урезала расходы, а наоборот — вкладывала деньги в запуск новых офлайн-точек. Например, в марте 2017 года открыла флагманский магазин-кулинарию на Сивцевом Вражке (восьмой по счёту).

Руководству требовалось найти новых фермеров на смену уходящим — тогда отбор потенциальных поставщиков стал более лояльным, продолжает собеседник vc.ru.

«[Раньше] к фермеру выезжала команда, которая проводила экспертизу по определённому регламенту и требованиям и выносила вердикт: запускать продукцию в "Лавку" или нет. А потом от этого стали отходить», — отмечает он.

В конце концов в магазине появились продукты из Краснодара под брендом «Lavka.Кубань». По словам бывшего сотрудника, эти овощи и фрукты стоили дешевле фермерских, но качество продукции оказывалось непостоянным.

Нам просто раз в неделю привозили машину с овощами-фруктами непонятного происхождения. Они были неперсонализированными — если раньше у нас была, например, крольчатина от Сурового, то все знали, что это за фермер.

При мне открылся магазин на Сивцевом Вражке. Многие покупатели ждали открытия, а потом у них возникли вопросы к качеству продукции. Мы не могли объяснить, от кого у нас помидоры, которые везли с Краснодарского края.

Вадим
бывший сотрудник LavkaLavkа

В разговоре с vc.ru Борис Акимов отмечает, что компания продавала только товары от фермеров: «Мы не позволяли, в отличие от другого любого ритейла, продавать другие продукты, кроме фермерских и ремесленных. Мы загоняли себя в определённые рамки, в том числе ценовые».

Однако другой бывший сотрудник подтвердил, что в ассортименте компании «попадались и какие-то массовые продукты». Например, одним из поставщиков LavkaLavka была компания ООО «Сырный дом» из Краснодарского края.

Она принадлежит агрохолдингу «Рота Агро» и выпускает продукцию под брендом «Сыр Лефкадии». В марте 2017 года «Сырный дом» обратился в суд с требованием взыскать с LavkaLavka 423 тысячи рублей — за отгруженный, но неоплаченный товар. Суд встал на сторону производителя.

Помимо падения качества товаров, у компании испортился клиентский сервис, продолжает бывший сотрудник LavkaLavka — курьеры часто путали заказы или привозили их неполными.

Это вызывало недовольство у покупателей, которые платили немалые деньги и рассчитывали получить качественные продукты в срок.

К середине 2017 года выручка LavkaLavka «резко упала». По оценке бывшего сотрудника, до 4 млн рублей в месяц. По данным Inc Russia, выручка компании по итогам 2016 года составляла 300 млн рублей. Борис Акимов не ответил на вопрос vc.ru о среднемесячной выручке в 2017 году.

По оценке бывшего сотрудника компании, задолженность LavkaLavka перед поставщиками к середине 2017 года достигла около 15 млн рублей. Борис Акимов также не прокомментировал эту информацию.

И хотя компания теряла клиентов и копила долги перед поставщиками, Борис Акимов и Александр Михайлов затеяли очередной проект — решили выпустить собственную криптовалюту.

Biocoin

20 мая 2017 года курс биткоина впервые превысил $2000. За год стоимость криптовалюты выросла более чем в два раза, и в России началась «криптолихорадка».

15 июля 2017 года LavkaLavka начала принимать биткоины в интернет-магазине и офлайн-точках.

Поскольку в России платёжным средством может быть только рубль, LavkaLavka пошла на хитрость: криптовалюта переводилась на электронный кошелёк, а в кассу магазина вносились фиатные деньги и печатался чек.

Этого стало достаточно, чтобы привлечь внимание СМИ: о компании написали Lenta.ru, Inc Russia, а также «отраслевые» издания — Forklog, Bitcoinist и другие.

Дальше события развивались стремительно: уже 24 июля Борис Акимов объявил, что LavkaLavka выпустила собственную криптовалюту — Biocoin, — а в августе будет проводить ICO и собирается привлечь $15 млн.

Средства компания планировала потратить на разработку универсальной программы лояльности на блокчейне, к которой мог бы подключаться другой бизнес.

Предполагалось, что с каждой покупки клиент будет получать бонус в Biocoin — до 30% от стоимости товара, а затем расплачиваться этими токенами в LavkaLavka или любых других магазинах-партнёрах программы лояльности.

Будущим партнёрам LavkaLavka обещала, что за счёт участия в программе они смогут получить новых клиентов и заработать на росте Biocoin.

А потенциальным инвесторам — что после ICO и запуска платформы лояльности стоимость Biocoin вырастет, ведь LavkaLavka и компании-партнёры будут выкупать его на бирже — у тех, кто успел приобрести токен во время ICO.

К 15 августа кооператив провёл тестовую продажу собственной криптовалюты. По словам Акимова, это принесло LavkaLavka эквивалент 2 млн рублей.

Первое время продажа токенов была неавтоматизирована, и руковдоство LavkaLavka привлекало сотрудников интернет-магазина к обработке платежей — в рабочее время.

«На это были брошены все силы. Мы должны были успевать и работать, и помогать», — вспоминает бывший сотрудник компании Вадим. Борис Акимов отказался комментировать эту информацию.

По словам Вадима, летом 2017 года Борис Акимов и Александр Михайлов сфокусировались на криптопроекте и передали управление LavkaLavka наёмному генеральному директору Павлу Ракитянскому. «Как я слышал, при нём долгов стало ещё больше», — отмечает бывший сотрудник кооператива.

Борис Акимов подтвердил vc.ru, что Павел Ракитянский работал генеральным директором LavkaLavka. На вопросы, связанные с деталями его работы, он не ответил. Связаться с Ракитянским vc.ru не удалось.

Техническим директором криптовалютного проекта стал Артём Калинин, который занимал аналогичную должность в LavkaLavka.

«В первое время мне приходилось много работать вручную и одновременно дотягивать инструменты до тех высот, которые требовались и обещались (порой о каких-то обещаниях я уже узнавал по факту), обходившись только силами программистов в наличии», — рассказывает он vc.ru.

«В наличии» у него было два разработчика LavkaLavka. Они также работали над подготовкой к ICO в свободное время. Из-за этого выход на ICO сдвинулся сперва на сентябрь, а затем — на ноябрь.

Борис Акимов объяснял задержу желанием провести ICO на российкой криптобирже «Восход», которая должна была «вот-вот» открыться, но так в итоге и не открылась.

По словам Калинина, возможность нанаять профильных специалистов появилась только после пре-ICO, которое состоялось в октябре 2017 года и принесло компании эквивалент $2 млн.

Вадим, бывший сотрудник компании, сообщает, что часть денег от продажи криптовалюты была потрачена не на разработку системы лояльности, а на погашение долгов перед поставщиками. Борис Акимов отказался комментировать эту информацию.

ICO началось в ноябре. Каждый месяц стоимость Biocoin росла, что должно было стимулировать потенциальных инвесторов быстрее покупать криптовалюту: с начала декабря токен стал стоить 1,9 рублей, с февраля — 2,5 рублей.

Параллельно Борис Акимов работал над имиджем проекта. Ему было важно показать, что его задумку поддерживают на высоком уровне. Он выступал на заседаниях советника президента Германа Клименко (и позже заручился его поддержкой), публиковал фотографии с выступления в Агентстве стратегических инициатив и смог привлечь в качестве юридического советника руководителя думской группы по оценкам рисков оборота криптовалют Элину Сидоренко.

Параллельно Telegram-канал Biocoin объявлял о новых бизнес-партнёрах, которые присоединились к проекту и принимают к оплате токен (например, «Республика», «Даблби», Robokassa, УАЗ).

Кроме того, Борис Акимов договорился с владельцем отеля на Бали Bondalem Beach Club Максимом Деменчуком, чтобы оплатить своё проживание токенами.

Максим Деменчук рассказал vc.ru, что это оказалось для него самой дорогой рекламной кампанией, которая не принесла должного результата — помимо Акимова и его семьи он бесплатно принял победителя конкурса, который устраивал предприниматель. А кроме того, сам приобрёл Biocoin на сумму около 20 тысяч рублей.

ICO завершилось 18 февраля 2018 года, и спустя сутки основатели LavkaLavka подвели итог — им удалось привлечь эквивалент $16 млн.

После ICO инвесторы начали терять доверие к проекту. До ICO команда обещала первым вкладчикам, что курс биокоина будет расти — поскольку после токенсейла все нераспроданные монеты уничтожатся, и бизнес будет покупать криптовалюту на бирже: у тех, кто купил её во время ICO.

Но в начале марта 2018 года команда проекта объявила, что текущее законодательство России не позволяет юрлицам легально покупать криптовалюту на биржах, и предложила им покупать её на своём сайте — Biocoin.bio по средневзвешенному курсу, который менялся раз в сутки.

Это привело к двум вещам:

  • Инвесторы не могли вернуть вложения — биржевой курс всегда был ниже «официального». Многие пытались спасти часть денег и распродавали остатки — из-за этого курс начал падать ещё сильнее (до 34 копеек к концу марта 2018 года, а они покупали токен по цене от 1,9 рублей до 2,5 рублей).
  • Некоторые предприниматели начали спекулировать — покупали криптовалюту на биржах как физические лица и перепродавали её по «официальному» курсу на сайте Biocoin.bio через свои компании.

Борис Акимов успокаивал инвесторов: курс вырастет, когда всё больше компаний подключатся к программе лояльности и начнут принимать к оплате Biocoin, — нужно только подождать.

Бизнес-партнёрам проекта падение курса было невыгодно — получалось, что начисляя криптовалюту за покупки, а затем принимая дешевеющие токены к оплате, они раздавали бы товар бесплатно и компенсировали курсовую разницу из своего кармана.

Во время переговоров с ними Борис Акимов говорил, что «совсем скоро» в России появится законодательная база, регулирующая оборот криптовалют в стране. Закон «О цифровых и финансовых активах» не принят до сих пор. Не видя изменений ситуации, заявленные партнёры проекта начали уходить.

К середине августа 2018 года курс Biocoin на бирже упал до 4 копеек, а у проекта начались финансовые проблемы — закончились деньги на разработку.

«Я получил информацию, что программистам нечем платить, в том числе и мне. Предстояло по человечески обойтись с людьми, за которых я был в ответе, при этом распустив всю команду», — рассказывает vc.ru Артём Калинин.

Я настолько верил в реализацию и успех, что мои близкие родственники вложили в проект более 6 млн рублей, из-за чего у меня нынче не совсем приятные отношения с ними.

Артём Калинин
бывший технический тиректор LavkaLavka и Biocoin

Калинину компания осталась должна около 250 тысяч рублей (эти деньги он не может получить до сих пор). Бывшему сотруднику Вадиму, который помогал с ICO, повезло чуть больше.

Акимов и Михайлов оплатили ему переработки, но в криптовалюте: он получил на кошелёк 200 тысяч Biocoin. Весной 2018 года эта сумма равнялась около 75 тысячам рублей. Деньги выводить не стал — сейчас эта сумма не превышает 4000 рублей.

Вадим также ушёл в августе 2018 года, когда в LavkaLavka начались задержки зарплаты. Компания осталась должна ему около 60 тысяч рублей.

В октябре основатели прислали ему письмо — компания не в состоянии расплатиться по долгам.

Деятельность наших юридических лиц фактически остановлена. Денег нет. У нас появился новый инвестор, который готов поддержать текущую деятельность компании и перезапустить «Лавку» под новым юридическим лицом, но у него нет финансовых возможностей закрыть сейчас накопившиеся долги.

Мы ищем стратегического инвестора, которому готовы продать часть своей доли для покрытия этих долгов. Как только появится возможность их выплатить, мы сразу это сделаем.

из письма основателей

По словам Вадима, в компании платили зарплату «в серую» — половина оклада выплачивалась официально, половина — нет. Из-за задержек выросла текучка среди продавцов и линейного персонала: «Все старые сотрудники, которые начинали работать и развиваться вместе с "Лавкой", поувольнялись. Приходили новые, работали месяц-два и сразу уходили».

В ноябре 2018 года инвесторы проекта узнали, что Борис Акимов завысил итоги ICO. На самом деле компании не удалось привлечь эквивалент $16 млн.

Оказалось, что 90% от собранной суммы было зарезервировано в виде опционов, которыми так никто и не воспользовался. То есть компании удалось привлечь эквивалент 80 млн рублей — в рублях и криптовалютах «Сибирский червонец», эфир и биткоин.

Сейчас Акимов сообщает vc.ru, что доля криптовалют составляла 60%, и когда они подешевели, компания потеряла деньги. По его оценке, по итогам ICO LavkaLavka удалось привлечь сумму «примерно равную» 50–60 млн рублей.

Последствия

По словам технического директора проекта Biocoin Артёма Калинина, у команды не было опыта в разработке системы лояльности, и они отставали от плана. Поэтому ещё в декабре 2017 года проект нашёл подрядчика — поручил разработку компании «Техносерв Консалтинг».

Собранных на ICO средств хватило только на три ступени из пяти. В марте 2019 года «Техносерв Консалтинг» подала на ООО «Биокоин» в суд, требуя вернуть оставшуюся сумму — 1,78 млн рублей (представители компании подтвердили vc.ru эту информацию).

По состоянию на май 2019 года программа лояльности на основе Biocoin не работает, а заявленные партнёры давно не сотрудничают с проектом.

Борис Акимов утверждает, что с проектом сотрудничают компании «Покровские поляны» и «Обед без забот». Первая компания связана с его бизнес-партнёром, сооснователем Robokassa и членом команды Biocoin Олегом Покровским, а вторая прекратила существование.

По словам Бориса Акимова, сейчас LavkaLavka нашла новых блокчейн-разработчиков, которые «в ежедневном режиме» пытаются восстановить работоспособность системы. При этом сейчас токены Biocoin — бесполезны, ими нельзя расплатиться даже в магазинах LavkaLavka (об этом нам сообщили продавцы).

Акимов не отказывается вести диалог с инвесторами (хотя многих блокировали в официальном Telegram-канале проекта за неудобные вопросы), но они не думают, что программа лояльности заработает, и не рассчитывают вернуть вложенные деньги.

Станислав (попросил не указывать его фамилию) инвестировал около 320 тысяч рублей. Он считает, что у команды проекта был рабочий план развития, однако руководство LavkaLavka «слило» Biocoin.

Акимов — хороший маркетолог и может продавать и создавать привлекательность (посмотрите на те же магазины LavkaLavka). Но вот как финансист и руководитель — он никакой.

Станислав

Владелец отеля Bondalem Beach Club Максим Деменчук отмечает, что «не в обиде» на организаторов ICO: «[У меня] была возможность слить полученные Biocoin в рынок, не стал — но это же мой риск». По его мнению, инвесторы, которые потеряли деньги, заплатили за полученный опыт.

Другой инвестор по имени Антон (также попросил не называть фамилию) говорит, что покупал токены с помощью перевода через сервис Robokassa и платил в пользу одного из юрлиц LavkaLavka — всего он потратил 100 тысяч рублей.

Он утверждает, что подал на компанию в суд, но найти подтверждений в системе «Электронное правосудие» нам не удалось.

Когда стало понятно, что этот проект с высокой степенью вероятности — скам, такая форма сделки дала возможность потребовать от «Лавки» ответственности за нереализованные проектные обещания. Сейчас идёт судебный процесс, но детали я не могу сообщить до его завершения.

Антон

По мнению бывшего сотрудника LavkaLavka, руководство компании было больше заинтересовано в продвижении своих личных брендов и LavkaLavka, чем в работе над системой лояльности.

Мне кажется, для руководства было важно пропиариться. Бориса очень много приглашали на всякие конференции, выступления. Звонили из администраций различных регионов, приглашали рассказать про развитие сельского хозяйства.

Вадим

Это подтверждает и сам Акимов, в одном из интервью он говорил: «Мы понимали, что даже если ничего не получится, то хотя бы хайп поймаем. Нам всегда было близко это — сделал что-то, даже если не получилось, всё равно порекламировался».

Сейчас он отмечает, что в рамках проекта провёл большую работу.

Мы выпустили банковскую карту TalkBank. С этой картой можно было покупать и продавать биокоины. Можно было получать кэшбек в Biocoin через эту карту.

Практически была закончена система с «Техносервом». Система лояльности уже бы работала, потому что одно интегрировано в другое.

Сделано очень много. Я не знаю ни одного российского проекта, который бы сделал похожее по объёму, как мы с Biocoin.

Борис Акимов

Борис Акимов обещает перезапустить систему лояльности, но точных сроков не называет. Впрочем, у компании есть проблемы поважнее, поскольку финансовые трудности из-за неудчного криптовалютного проекта привели к разделу бизнеса.

Что происходит с LavkaLavka сейчас

В мае 2019 года совладелец LavkaLavka Александр Михайлов вышел из бизнеса. Судя по его странице в Facebook, он устроился работать продакт-оунером в группу компаний ASE — это инжиниринговый дивизион госкорпорации «Росатом». Михайлов не ответил на вопросы vc.ru.

По данным «Контур.Фокус», Александр Михайлов продолжает оставаться председателем СПСК «ЛавкаЛавка» — компании которая заключала договора с поставщиками. За последний год против неё подано семь исков на общую сумму 1,4 млн рублей, следует из картотеки арбитражных дел.

Часть из них удовлетворена: например, в феврале 2019 года суд обязал компанию выплатить 619 тысяч рублей производителю масел «Русский масляник» — за поставленный, но неоплаченный товар.

Часть ожидает рассмотрения. Например, заявление компании «Деликатес дичь» (ООО «Кристи») на сумму 553 тысячи рублей. Как сообщили vc.ru её представители, разбирательство идёт вокруг задолженности, которая возникла летом 2018 года.

«Мы им и звонили, и досудебные претензии направляли с просьбой выплатить долг — всё без ответа оказалось. Насколько мне известно, денег у них нет, не факт, что будут», — рассказывает vc.ru представитель «Деликатес дичь».

О долгах LavkaLavka рассказывают и фермеры, которые раньше сотрудничали с кооперативом. Фермер Сергей Балаев отмечает, что компания осталась должна ему около 90 тысяч рублей, при этом долг возник ещё два года назад.

По словам Балаева, последние полтора–два года LavkaLavka ищет «фермеров, которые их не знают»: «Формируют долг и ставят людей перед фактом — не будете поставлять, мы долг не погасим».

Сооснователь LavkaLavka Борис Акимов не отрицает факт задолженности. «Кому-то мы выплатили, кому-то нет — ведётся постоянная работа для того, чтобы ситуация стала лучше», — сообщает он. Какие именно меры предпринимает компания, Акимов не уточнил.

Также предприниматель не раскрывает размер долгов и количество поставщиков, которые ожидают выплат.

Я никогда не занимался и не занимаюсь оперативным управлением. Точные цифры меняются в ежедневном режиме. При этом на данный момент почти все фермеры, с которыми мы работали и два–три года назад продолжают работать с LavkaLavka.

Борис Акимов

В 2017 году у LavkaLavka было восемь офлайн-магазинов. К маю 2019 году их количество сократилось до пяти.

По словам Акимова, с 2018 года LavkaLavka разделилась на четыре юридических лица, за которыми стоят прежние инвесторы кооператива. При этом часть партнёров компанию покинула. Кто именно и на каких условиях, предприниматель не уточнил.

«Мы пережили полную децентрализацию, когда каждый магазин стал отдельным юрлицом и управлялся отдельно. Фактически магазины объединяли бренд и поставщики. Всё остальное ушло в самостоятельное плавание. Это позволило отказаться от дорогостоящей управляющей компании и других затрат», — комментирует он ситуацию vc.ru.

У LavkaLavka запутанная юридическая структура, из-за этого сложно установить, кому именно принадлежит тот или иной магазин. Поэтому мы зашли в каждый и совершили покупку, чтобы определить юридическое лицо по чекам.

Два магазина LavkaLavka (на Никитском и Чистопрудном бульварах) принадлежат ООО «ЛавкаЛавка-РТ». Собственник компании — Олег Покровский, сооснователь Robokassa, один из членов команды проекта Biocoin, а также совладелец тульской фермы «Покровские поляны».

По словам Акимова, в этих магазинах Покровскому принадлежала доля в размере 50%, а из-за финансовых сложностей LavkaLavka передала их ему полностью. Олег Покровский не ответил на вопросы vc.ru.

Ещё два магазина (в Плотниковом и Померанцевом переулках) принадлежат ООО «ЛавкаЛавка на Остоженке». Компанией в равных долях владеют Павел Гриншпун и Алексей Диммер.

Информацию об Алексее Диммере найти не удалось. Павел Гриншпун ранее работал журналистом в «Снобе», GQ, Billboard Russia и был акционером LavkaLavka с 2009 года.

Он рассказал vc.ru, что в то время приобрёл 3% компании за 300 тысяч рублей (получается, что он оценил ЖЖ-блог с фермерскими продуктами в 10 млн рублей). После этого Гриншпун докупал доли партнёров. Сейчас ему принадлежит 6,1% ООО «ЛавкаЛавка» — основного юрлица компании.

Гриншпун не уточнил, на каких именно условиях он стал совладельцем ООО «ЛавкаЛавка на Остоженке», отметив, что это касается «внутренних договорённостей» акционеров, а дополнительных средств он не вкладывал.

Магазин на Сытинском переулке принадлежит ООО «Источник» — тому же юрлицу, которое управляет интернет-магазином LavkaLavka (эта информация указана в публичной офёрте интернет-магазина).

Кроме интернет-магазина, ООО «Источник» принадлежит цех по производству консервации и полуфабрикатов, расположенный в городе Королёв.

По данным сервиса «Контур.Фокус», с августа 2018 года и до недавнего времени ООО «Источник» владели два учредителя — Василий Пальшин (20%) и Дмитрий Немировский (80%).

14 мая 2019 года к ним присоединился Борис Акимов — теперь ему и Немировскому принадлежит по 40% компании, а Пальшину — по-прежнему 20%.

Новая надежда

По словам Акимова, несколько месяцев назад он смог найти нового инвестора — бывшего миноритарного акционера компании (его имя предприниматель не раскрывает). С его помощью он планирует снова объединить активы.

«Сейчас LavkaLavka находится на новом витке своего развития. Много было всякого сделано — и ошибок тоже было много. Но зато есть опыт, который мы сейчас учитываем для того, чтобы двигаться дальше», — заключает он.

При этом неизвестно, кто именно будет отвечать по обязательствам LavkaLavka перед поставщиками и бывшими сотрудниками, ведь теперь формально офлайн-магазины и интернет-магазин — это разные юридические лица, а один из сооснователей вышел из бизнеса.

Получается, что из общего у LavkaLavka остался только бренд. Борис Акимов утвержает, что хочет возродить LavkaLavka, закончить систему лояльности на блокчейне и продолжить развитие туризма в Териберке. Но сейчас он снова занялся сторонним проектом.

Акимов вместе с женой собирается открывать ресторан на своей ферме в деревне Княжево Ярославской области. Для этого они решили воспользоваться краудфандингом и запустили кампанию на платформе Planeta.ru.

«Я, муж и четверо детей — мы многодетная семья из Москвы, решили переехать из города в деревню и хотим сделать так, чтобы наша деревня снова зажила полноценной жизнью», — пишет Ольга Стрижибикова в описании проекта.

Пара планирует собрать 500 тысяч рублей. Взамен они предлагают разные вознаграждния. Например, за 25 тысяч рублей Борис Акимов расскажет, что значит быть фермером и проведёт экскурсию по своим владениям.

#LavkaLavka

Добавить комментарий