web 2.0

Добро пожаловать в «Паудер Маунтин»

Когда несколько молодых предпринимателей купили горнолыжный курорт в штате Юта, они мечтали создать эксклюзивное, социально сознательное общество. Но получился, считает The Guardian, парк развлечений для поколения бэби-бумеров.

Конспект материала Пола Льюиса.

Проект, получивший название «Паудер Маунтин» (Powder Mountain), становится Меккой для альтруистов из глобальной элиты, пишет The Guardian. Цель сообщества — вдохновлять людей.

Эллиотт Биснов, Джефф Розенталь и три их приятеля (все пятеро —предприниматели старше 30 лет) придумали этот проект после нескольких лет управления организацией Summit, эксклюзивной нетворкинговой платформой, которую её участники называют «Давосом миллениалов».

Желающие вступить в клуб проходят тщательный отбор и интервью: у них должен быть правильный тип мышления, который соответствует проводящимся в клубе мероприятиям.

Клуб является развлекательным фестивалем идей, сопоставимым с TED и Burning Man. В нём выступают такие спикеры, как Квентин Тарантино, Джейн Фонда, Питер Тиль и Джефф Безос. Гости платят $3000-8000 (171-456 тысяч рублей) за доступ на трёхдневный фестиваль, мероприятия которого проводились в разных частях мира.

Вскоре основатели Summit убедили своих друзей помочь им выкупить целую гору в Юте, на которой находятся более 10 тысяч акров лучших горнолыжных трасс в США.

Розенталь верит, что прекрасная природа и уникальные люди создадут «чреду возможностей в будущем». «У меня есть небольшая группа: Гертруда Стайн, Кэтрин Грейам, Медичи, Баухаус. История богата примерами собраний, в которых целое было намного важнее его частей, не так ли? Думаю, как раз это и происходит здесь», — объяснил он.

Такой взгляд на вещи популярен среди нового поколения миллионеров и миллиардеров технологических компаний. Они меньше интересуются дорогими яхтами или спортивными машинами, чем их предшественники. Они больше рассуждают о духовном обогащении, близости к природе и предназначении.

Поэтому появляется так много фестивалей, похожих на Summit. Главам компаний хочется узнать, помогают ли они человечеству. На эти вопросы можно ответить только за закрытыми дверями.

Summit гордится своим прогрессивным контентом — лекциями о глобальном потеплении, неравенстве, расизме и войне в Сирии, но помимо этих тем публику также приманивают знаменитостями, например Джессика Альба рассказывает, как бросить вызов чужим ожиданиям, а Андре Агасси объясняет, как определить масштаб изменений.

В феврале автор статьи Пол Льюис посетил небольшое место в горах (взнос за участие был $2000). Мероприятия длились три дня. В это время прошло только три лекции, каждая из которых длилась по часу. Оставшееся время участники катались на лыжах, коньках, ели, пили, занимались йогой или ходили в спа-салон.

Несмотря на всю интеллектуальную браваду, большая часть Summit — это развлекательный компонент. Еду готовят повара со звёздами Мишлен, на вечеринках играют лучшие музыканты современности.

Эти собрания также очень плодотворны для нетворкинга. Розенталь говорит о сообществе «эрудитов» и «крупных специалистов в своих областях», которые в то же время ведут себя скромно. Спрашивать у человека, где он работает, считается невежливым (социально приемлемый вопрос — «Чем вы увлекаетесь?»). Пол Льюис отмечает, что большинство гостей общительные, экстравертные люди, но они все вполне обыкновенные.

История о том, как Биснов и его друзья — Розенталь, Райан Бегельман, Джереми Швартц и Бретт Лив — основали эксклюзивное сообщество на вершине горы в Юте, стала легендой. Всё началось в 2008 году, когда Биснов, самоуверенный 23-летний бизнесмен, обзванивал предпринимателей и приглашал их на полностью оплачиваемую поездку в Юту.

Биснов взял на себя расходы за 19 богатых бизнесменов, затем повторил то же самое с поездкой в Мексику и оказался должен банку $75 тысяч. Биснов и четверо других его друзей быстро создали что-то вроде общества взаимовыручки молодых, близко знакомых бизнесменов, в число которых поначалу входили сооснователи Twitter и Facebook и Иванка Трамп.

Вскоре Биснов с друзьями организовывали десятки закрытых мероприятий и проводили конференции на круизах, курсирующих от Майами до Багамских островов. Эти мероприятия стали известны как вечеринки белых мужчин, работающих в технологических компаниях.

Поэтому несколько лет назад Summit решил, что пора что-то менять. Они снизили цены на билеты для женщин, чтобы уравновесить количество мужчин и женщин, оставили Карибское море ради более приземленного места — Лос-Анджелеса.

В конце 2011 года компания друзей-основателей узнала, что курорт «Паудер Маунтин» продаётся, и задумала перевести свой солидный социальный капитал в недвижимость — молодые предприниматели обратились за помощью к инвесторам.

Каждый инвестор, который вложился в проект, получил часть земли, и если проект удастся, ему в будущем вернут деньги. В 2013 году гору купили за $40 млн, но только недавно там начали развивать инфраструктуру и построили 26 деревянных домов. На размеры домов есть ограничения: не больше 418 м². Дома должны быть построены в так называемом наследственном модернизме (heritage modernism).

Розенталь считает, что элитарность можно приобрести: чтобы стать элитой, нужно больше вложить в себя. Тем не менее, по мнению Пола Льюиса, многие американцы работают не меньше (даже больше), чем Розенталь и его друзья, однако едва сводят концы с концами.

На это возражение Розенталь признаётся, что у него действительно был ряд преимуществ, но всё равно подчёркивает, что в современном мире интернет способствует равенству в разных сферах. Розенталь утверждает, что в мире не так много людей, которые готовы посвятить свою жизнь одному делу: «Все хотят работать в SpaceX, но никто не хочет учиться на инженера».

Альтруизм — отличный маркетинговый бренд, который Розенталь и сооснователи Summit умело используют, чтобы продвигать свой бизнес. Но в действительности они мало сделали для общества.

Представители Summit с готовностью приводят контрпример: компания пожертвовала $500 тысяч природоохранной организации Nature Conservancy на защиту морских организмов. Однако эти деньги — часть компенсации за ущерб от их круизов, проводившихся в Карибском море.

Некоторые поклонники Summit всё же утверждают, что именно готовность организации совершенствовать мир повлияла на их решение присоединиться. Рамет Чавла (Rameet Chawla), глава одной компании, занимающейся разработкой приложений, привёл пример.

На его решение повлиял случай на одном из круизных кораблей Summit. На палубе он познакомился с главой некоммерческой организации, которая, по его воспоминаниям, занималась постройкой школ в Африке.

Чавла рассказывает, что первым делом после круиза он основал собственную некоммерческую организацию (ныне прекратившую своё существование) — Charity Swear Box. Это был сайт, связанный с Twitter, который следил за тем, как часто пользователь ругается в своих публикациях, и предлагал ему делать пожертвование в благотворительную организацию. «Я бы никогда не вложил силы и время в такой проект, если бы не Summit», — говорит Чавла.

Пять основателей Summit считают себя равноправными партнёрами, у них у всех есть доля в компании, купившей гору, но Биснов — опора всей группы: только он входит в совет директоров.

Смотря из окна своего коттеджа, Биснов указывает на дом будущего соседа — главы рекламно-коммуникационного холдинга WPP Мартина Соррелла. Биснов удивляется, что произойдёт, когда в дом войдёт Соррелл. Возможно, он с женой будет здесь жить как дома или бесплатно отдаст коттедж малообеспеченным художникам на время.

Биснов «всё еще развивается». Он занимается медитацией, читает, узнаёт об экологии и устойчивом земледелии. Раз он так привержен альтруизму, почему часть его компании, занимающаяся благотворительностью, получает столь скудное финансирование? Биснов отвечает: «Мы были очень заняты, думаю, что торопиться некуда. Почему бы не повышать скорость потихоньку?»

Биснов утверждает, что общается с людьми из разных сфер общества. Например, он всегда садится на переднее сиденье в Uber: за неделю он разговаривает с десятками таксистов, которые рассказывают ему «соврешенно поразительные истории».

На вопрос, сколько таксистов он пригласил в Summit, Биснов не отвечает. Вместо этого он рассказывает историю о том, как позвал повара, с которым познакомился «в каком-то ветхом замке в Англии».

Для Пола Льюиса этот разговор похож на сотни других разговоров с миллениалами, разбогатевшими на технологиях: они передают отрывки откровенных бесед с водителями Uber, некоторые из которых, возможно, живут и спят в своих машинах. Льюис замечает: похоже, Uber — единственная нить, связывающая новую элиту с остальным миром. Когда Uber перейдёт на беспилотные автомобили, даже эта тонкая нить оборвётся.

«Плохо, когда люди живут в пузырях и теряют связь с внешним миром. Но к сожалению, так было всегда. Когда ты становишься более успешным, то покупаешь собственный дом, ограждённый забором, и замыкаешься в своём пузыре и в устоявшемся круге друзей. И полностью теряешь связь с миром. Думаю, это именно то, что мы сейчас и наблюдаем», — рассказал Пол Льюис.

Добавить комментарий