web 2.0

Как робот уволил американского разработчика и никто не смог этому помешать

Разработчик Ибрагим Диалло рассказал, как корпоративная система по ошибке уволила его, несмотря на то, что руководство положительно оценивало его работу. Перевод от «Идеономики».

Было семь часов утра, когда зазвонил мой телефон. Из приятного сна меня выдернул не будильник, а сотрудница отдела кадров. Было слишком рано для телефонного звонка, поэтому я не ответил. Я пошел принять душ и приготовиться к новому дню. По дороге на работу я прослушал сообщение голосовой почты, которое она оставила: «Боже мой, у вас все хорошо?»

В телефонной книге компании есть несколько человек с таким же именем и фамилией, как у меня. У меня все было в порядке. Значит, она набрала неверный номер телефона. Я подумал, что неприятности у какого-то другого сотрудника по имени Ибрагим Диалло.

На работе, когда я приложил свою карточку к турникету, он вспыхнул красным, издал печальный звуковой сигнал и отказался меня пропускать. Я попробовал еще несколько раз, он продолжал мигать красным и трезвонить. Я посмотрел на Хосе, мы встретились взглядами. Он пожал плечами. Через мгновение он засмеялся, затем нажал кнопку под столом, и турникет повернулся. Хосе был одним из охранников в небоскребе LA-1, в котором я работал.

Я сразу же позвонил сотруднице отдела кадров, и у нас состоялся такой разговор:

Сотрудница: «Вы вчера разговаривали с вашей начальницей?»

Я: «Да, разговаривал».

Сотрудница: «И все в порядке?»

Я: «Да, все в порядке. Есть какая-то проблема?»

Сотрудница: «Я не уверена, сегодня утром я получила электронное письмо о вас… Думаю, это была ошибка. Вас пропустили в здание?»

Я: «Я не понимаю. Да, меня впустили в здание. Что происходит?»

Сотрудница: «Я думаю, что тут какая-то путаница. Я спрошу своего менеджера, а потом перезвоню вам».

Хосе более полугода наблюдал, как я приходил на работу каждый день через эти двери. Я подумал, что это его шуточки. Наверное, он отключил турникет перед тем, как я просканировал карточку. Я сразу же направился к своему руководителю, чтобы убедиться, что «все в порядке».

Я: «Привет!»

Сэм: «Привет, Ибрагим, как дела?»

Я: «Я в порядке. Мне звонила сотрудница отдела кадров. Вы хотели поговорить со мной?»

Сэм: «Нет, я так не думаю. Она рассказала, в чем проблема?»

Я: «Нет. Она сказала, что перезвонит мне. Думаю, я подожду ее звонка».

Она так и не перезвонила. Ничего интересного в этот день не произошло, просто рабочая рутина.

На следующий день я приехал на парковку и услышал тот же сердитый сигнал, когда сканировал свою карточку. Позади меня собралась длинная очередь машин, водители стали нервничать, а кое-кто — сигналить. Это был длинный проезд в одну сторону, и свернуть куда-то было невозможно. Я тихо запаниковал. Появился охранник, посмотрел на меня, разочарованно покачал головой и затем впустил меня. Я смущенно проехал весь путь до восьмого этажа.

Внутри здания моя карта снова не сработала, о чем меня оповестил громкий сердитый звук. Хосе снова пропустил меня.

Проблема с карточкой возникла не в первый раз, поэтому я решил, что пришло время ее заменить. Приехав на свой этаж, я сразу же пошел к начальнице, чтобы попросить ее об этом. Она пообещала немедленно заказать мне новую. А пока каждое утро охранник должен будет печатать временный пропуск для меня, срок действия которого истекает к 7 часам вечера. Ну, это ерунда.

Я вернулся на свое рабочее место и несколько часов работал. Закончив работу, я авторизовался в Windows, чтобы пометить выполнение задания в Jira, и тогда я заметил, что не могу войти в систему. Я много раз пробовал ввести свои учетные данные, но они не работали.

У нас на этаже у самого входа висит плакат. Коллега нарисовал комикс в стиле The New Yorker. Там изображены два сотрудника, разговаривающие из своих кабинетов. Они говорят:

— Jira зависла?

— Ага, зависла!

Jira всегда зависает. Поэтому я спросил своего коллегу из соседнего кабинета, работает ли система у него. Он ответил, что да. Тогда я попросил его посмотреть номер моего задания. Он открыл систему. Мое имя было выделено серым и напротив него стояла пометка «Не активно».

В этом должна была разобраться моя начальница, но как раз было время обеда. Я спустился в столовую и заказал гамбургер с черной фасолью. Здоровая диета важна, если у вас сидячая работа. После этого я отправился на обычную послеобеденную прогулку, что тоже важно, если работаешь, сидя за столом весь день.

Обычно, когда я возвращаюсь, я поднимаюсь на 11 этаж по лестнице. Это очень сложно, но вы знаете, что сидеть весь день вредно. Но я совсем забыл, что мне придется отсканировать карточку на 11 этаже, чтобы войти в офис. Считыватель карт продемонстрировал мне самый медленный, самый тяжелый и резкий сигнал, который только может произвести 8-битная машина. Я застрял на лестнице, и сидел там десять минут, пока кто-то не поднялся по лестнице и не открыл мне дверь. Я прокрался на этаж, как вор.

Именно тогда сотрудница из отдела кадров позвонила мне в панике, снова извинилась и спросила, все ли в порядке. Она сказала, что получила электронное письмо, в котором говорилось, что я уволен. Я сразу сказал своей начальнице, и она была удивлена, потому что не получала такой информации. Она не могла понять, почему мой аккаунт в Jira отключен, а система не позволяла ей включить его обратно. Она создала задание в Jira для службы поддержки, чтобы снова включить мою учетную запись.

Вернувшись на свое рабочее место, я обнаружил на экране большое страшное сообщение об ошибке. Требовалось немедленно перезагрузить компьютер. Я не подчинился. Знаете, у меня было открыто несколько сотен окон и несколько программных сред. Я просто закрыл предупреждение. Я знал, что если перезапущу компьютер, то не смогу войти в систему.

Вместо этого я вошел в Confluence, чтобы задокументировать свою работу до конца дня.

На следующий день я поехал на работу на Uber, потому что больше не хотел рисковать с парковкой. Хосе не смог напечатать для меня временный пропуск, потому что мое имя в системе было помечено красным. Моей начальнице пришлось спуститься, чтобы сопроводить меня в здание. Сотрудница отдела кадров прислала мне сообщение, в котором просила меня не приходить на работу. Она только что получила сообщение о том, что я использовал свой пропуск, тогда как мой контракт был расторгнут. Я уже был в здании. Нам пришлось обратиться к директору.

Что, черт возьми, происходит? Я уволен или нет?

Директор, высокая элегантная женщина с уверенностью графини, рассмеялась. Она протянула руку, взяла телефон и набрала номер поддержки одной рукой. Со всем своим могуществом она приказала им немедленно восстановить все до нормального уровня и повесила трубку. Она заверила меня, что все будет в порядке, можно возвращаться к работе, и проблема будет решена к концу дня. Я все еще был в ее кабинете и видел ее лицо, когда она получила это письмо:

В это время с инструментом стоимостью в несколько миллионов, над которым я работал, произошла чрезвычайная ситуация. Сто тысяч записей пропали, а веб-интерфейс не отвечал. Я подошел к своему столу и обнаружил, что Windows была автоматически перезапущена (черт тебя побери, Microsoft), и моя учетная запись отключена.

Слава богу, у меня была машина CentOS. Обычные инструменты, которые я использую для разработки, были недоступны. Мне пришлось взломать проход на сервер, чтобы перезапустить его, отладить, повторно активировать все службы и обработать данные.

Перед тем, как пойти домой, я зашел к директору. Она все еще вела переговоры с поддержкой, но все-таки дала мне зеленый свет, чтобы выйти на работу на следующий день. На следующий день я был заблокирован во всех системах, кроме Linux. Даже сервис для регистрации рабочих часов для оплаты был деактивирован. Я провел первую половину дня, документируя свою работу.

После обеда перед моим столом появились два человека. У одного из них было знакомое длинное лицо, и казалось, что он избегает смотреть мне в глаза. Это были Хосе и еще один охранник. Они сердечно сообщили мне, что должны выпроводить меня из здания.

Директор была в ярости. Они получили очень грозное письмо, говорящее, что меня нужно вывести из здания, и просто выполняли свою работу. «Кто, черт возьми, отправляет эти письма!?»

Я был уволен. Моя начальница ничего не могла с этим поделать. Директор ничего не могла с этим поделать. Они были бессильны, а я собрал вещи и покинул здание.

Следующие три недели я читал всю переписку, связанную с моим случаем. Я видел, как заглавия писем становятся все жестче, но никто так и не может ничего с этим поделать. Время от времени они присоединяли системные письма. Написанные красным, они бездушно отдавали приказы, которые диктовали мою судьбу. Отключите это, отключите то, отмените доступ здесь, отмените доступ там, выведите из помещения — и так далее. Система жаждала крови, и я был ее первой жертвой.

Я работал там больше восьми месяцев, и моя работа говорила сама за себя. Я получал постоянные похвалы, люди были очарованы моей работой. Я отлично со всеми ладил. Хочется верить, что я никогда никому не сделал ничего плохого. Это было отличным напоминанием о слабости рабочей безопасности.

В конце концов проблема была решена. Сотрудница отдела кадров позвонила мне однажды утром и сказала, что я могу вернуться на работу. К тому времени я пропустил три недели работы и, соответственно, потерял оплату. Позже у меня появилось объяснение произошедшему.

После ввода распоряжения на увольнение сотрудника система берет бразды правления в свои руки. Все необходимые распоряжения отправляются автоматически, и каждое завершенное распоряжение запускает следующее. Например, когда отправляется запрос на отключение моей карточки входа, становится невозможно включить ее повторно. После того, как карточка отключается, в службу безопасности отправляется электронное письмо о недавно уволенных сотрудниках. Сканирование этой карты — это красный флаг. Также отправляется распоряжение на отключение моей учетной записи Windows. Следом — на отключение Jira. И так далее. Этот многодневный процесс невозможно остановить. Им пришлось нанять меня заново. Мне пришлось заново заполнить все документы и ждать, когда Fedex доставит новую карточку.

Но до сих пор остается без ответа вопрос: почему же я все-таки был уволен?

У меня был контракт на три года, а работал я только восемь месяцев. Незадолго до того, как меня наняли, эта компания была приобретена гораздо более крупной компанией. Мой начальник был из прежней администрации. Однажды утром я пришел на работу и увидел, что его стол опустел, как если бы он исчез. Он был уволен, но должен был работать из дома как подрядчик на время перехода. Я думаю, из-за шока и разочарования он не слишком-то рьяно исполнял свои обязанности. А среди них было и обновление моего контракта в новой системе.

Мне очень нравилось на работе. Я изучил все и во всех системах, над которыми работал. Я завел друзей. Организовал свою рабочую рутину. Я стал своим парнем. Мне было комфортно. Когда мой контракт истек, машина взяла и уволила меня.

Простая ошибка автоматизации привела к коллапсу. Меня вывели из здания, как вора, мне пришлось объяснять людям, почему я не хожу на работу, мои коллеги стали держать дистанцию (кроме моей начальницы, которая была исключительно благосклонной). Несмотря на отличную возможность для меня работать в такой большой компании, я решил, что когда мне предложат что-то еще, я воспользуюсь этим новым вариантом.

То, что мне казалось рабочей безопасностью, было лишь иллюзией. Не хочу даже представлять, что бы произошло, если бы я действительно совершил ошибку в этой компании. Автоматизация может быть полезна, но человек должен иметь возможность взять дело в свои руки, если машина допустила ошибку. Я просидел три недели без зарплаты, потому что никто не мог остановить машину.

И вот только год спустя я могу написать об этом, не чувствуя себя слишком уязвленным. Итак, это история о машине, которая уволила меня, и ни один человек не смог ничего с этим поделать.

Статьи по теме:

  • Как роботы выбирают правильных работников.
  • Давид Ян: «Роботы должны выполнять рутинные задачи, а человек — думать о вечном».
  • Как правильно автоматизировать рутинные задачи.
  • Как компьютеры заменят людей: прогноз футуролога Кевина Келли.

Добавить комментарий