web 2.0

Как я докатился до SEO

Грустная история со счастливым продолжением и неизвестным концом.

Эту историю меня просят рассказывать все кому не лень, мотивируя это тем, что это может воодушевить кого-то на то, чтобы изменить свою жизнь. Честно говоря, мне надоело это рассказывать каждый раз, кроме того это ещё и крайне трудно, поскольку каждый раз как будто снова проживаешь этот промежуток не самой хорошей жизни.

Я не верю в то, что эта история вообще кого-то может на что-то сподвигнуть. Человек, который хоть чуточку целеустремлён и парится о своём будущем, не нуждается в мотивации, а тех, кто тратит время на сериалы, танчики и прочую фигню, вряд ли что-то может заставить меняться.

Но в то же время при мысли: «Та ну её нафик, эту статью, бессмысленная трата времени», противная совесть перечит: «А вдруг всё-таки кому-нибудь это поможет?» И ты, вздохнув, открываешь редактор и начинаешь писать.

Начну издалека

Если жалко времени, то крутите колёсиком дальше.

Из-за конфликта с училкой литературы и русского языка мне в девятом классе светили двойки по этим предметам. И мне выдвинули ультиматум: либо я валю из школы, и мне рисуют тройки, либо сижу второй год в девятом. Естественно я выбрал первое и пошёл в ПТУ. Из ПТУ я свалил через три месяца, поскольку вместо практики по специальности мы тупо убирали мусор по окрестностям, а перспектива изучать профессию дворника мне не улыбалась.

Обратно в школу меня не взяли (что не удивительно) и, посидев немного на шее родителей, я пошел работать, точнее, меня погнали работать, ибо работать будучи четырнадцатилетним подростком мне не хотелось. У меня тут, понимаешь, гормоны начинают бушевать, а я вынужден работать по восемь часов пять дней в неделю. К слову сказать, главной причиной идти работать была дикая нехватка денег в семье, и моё безделье было не по карману родителям.

В таком возрасте мало кто спешит брать тебя на работу, и трудиться я пошёл к отцу, тому требовался помощник для мелких рутинных задач. Первое время работать было невыносимо, до обеда ещё ничего, но после обеда мои друзья уже возвращались из школы и шли гулять, а я с обеда шёл снова работать.

Самым стрёмным было видеть, как твои сверстники идут мимо твоей работы (предприятие было в центре посёлка) с девчонками, а ты подметаешь территорию или моешь машину директору. Скорее всего, им было пофиг, и на меня вряд ли обращали внимание, но мой эгоцентризм заставлял думать, что надо мною все смеются.

Не помню, сколько времени я работал в режиме «дай-подай-иди-нафиг-не-мешай», но вскоре из-за роста производства был расширен центральный склад, который был большим холодильником, и мне предложили идти помощником к кладовщику, иными словами — грузчиком. В мои обязанности входила вся работа по складу, кроме бумажек. В дни, когда заявок было слишком много, меня отправляли помощником с водителем. Я был грузчиком-экспедитором, водитель вертел баранку и помогал мне дотащить продукцию, с бумажками я возился уже сам.

В процессе я изучил наш город (мой посёлок — удалённая часть городского округа) и расположение всех наших точек сбыта, тогда их было примерно 40. Когда к нам устраивался новый водила, то первое время я ездил с ним, показывал наши точки и подсказывал, как оптимизировать маршрут, чтобы не накручивать «крюки». С этой работы я тащился: мало того что я был нужным работником, так ещё и в свои 15 или 16 лет я общался с такими девахами, с которыми вне работы мне явно было бы сложно законнектиться.

Через какое-то время, когда кладовщик ушёл, вслед за ним ушёл и я, поскольку её (милую женщину по имени Земфира) сменила мерзкая местная тётка, с которой я не проработал и дня. Бросив работу на складе, я стал сторожем.

Этому был рад Петрович, который отвечал за всё, кроме производства. Мной снова затыкались кадровые «дырки» обслуживающего персонала. Если сторожи обычно валялись на диване и смотрели телек, то я бегал как савраска и ремонтировал краны, выполнял мелкие сварочные работы.

Ездить по заявкам стало моей постоянной обязанностью. Тогда я понял, что быть универсальным работником — это очень плохо. Радовало только одно: несмотря на то, что работал я сутки через двое, по табелю я работал каждый день. Это была компенсация от Петровича за то, что он меня вынужден был эксплуатировать. По деньгам выходило два с половиной моих оклада. Нормально.

Поскольку кроме сантехники и всяческих металлоконструкций ломались машины, то в этом случае тоже не обходилось без меня. Первым был Mitsubishi Canter — убитый грузовичок, который достался нам от другой фирмы, принадлежащей основному владельцу.

Это было как вещь, которую донашиваешь после старшего брата (сестры). Проблемы были с двигателем. Для этого был приглашён специалист, а меня ему подогнали ключи подавать. По первости отношение было примерно таким. Мы раскидали движок, произвели дефектовку, а после поступления запчастей собрали. Это был первый автомобильный двигатель, в ремонте которого я участвовал.

Через какое-то время Canter от нас ушёл, не помню, что с ним стало. На его смену пришел Nissan Atlas 150, маленькое недоразумение с грузоподъемностью в полторы тонны. Этот грузовичок застрял на ступени эволюции, которая находится где-то между легковым авто и грузовым.

Попа у него грузовая, а морда вполне себе ещё легковая, с рычагами и шаровыми, но с торсионами вместо пружин. Как и Canter, Atlas был подвергнут ремонту. Само собой, ремонтировался двигатель, с которого безбожно текло масло. Несмотря на свой нелепый вид, это была шустрая машинка, даже гружёная она бегала спокойно 120 км·ч.

Потом было ещё много всяких автомобилей, а дядя Вова, с которым мы их ремонтировали, уже всегда требовал меня в помощники. Разглядев во мне тягу к технике, он при любой возможности давал мне поколупаться в каком-нибудь «японце». Несмотря на то, что оба его сына были старше меня, с дядей Вовой мы стали друзьями и дружим по сей день, хотя техника, а точнее любовь к ней, навсегда осталась в далеком прошлом.

В какой-то момент Петрович подался в бизнес и уволился, вместе с ним ушли и заработки, несмотря на то, что новый начальник всё так же затыкал мной все проблемы. Через какое-то время ушёл и я, устроив скандал из-за экономии на дизтопливе, по причине которой мы чуть не замерзли с водителем, встав на трассе в -40, поскольку какой-то педераст (простите ради бога) подсунул летнюю соляру, а мы в темноте не заметили, что там вместо жидкости натуральное «варенье».

Если бы не моё хладнокровие, благодаря которому я в принципе не паникую, то водила бы офигел там в момент, ибо паникер тот ещё, и у него прям всё из рук валилось. Бак был отогрет паяльной лампой, этого хватило на то, чтобы проехать 30-40 км до черты города, а там мы уже спокойно ташнили до поселка на издыхающем моторе, который крутился максимум до 500 оборотов и ни черта не грелся. Приехали очень поздно, утром мне на смену. Не выспавшийся и злой я пришёл, оттаскал всех трехэтажным могучим и, хлопнув дверью, пошёл домой спать.

До лета я успел поработать в лесопилке и в ремонте мобил. Поскольку радиотехника была одним из моих увлечений, я вскоре ремонтировал всё, начиная от чайников, заканчивая горелыми материнками. Как-то в очередной раз трясясь в автобусе, я начал размышлять о девушке моей мечты, с кем бы мне хотелось если не связать свою жизнь, то хотя бы провести какую-то часть, и тогда я определил несколько критериев, которые в итоге легли на самую верхнюю полку, и я не особо ими руководствовался.

Если до этого мне нравилась радиоэлектроника, то отработав пару месяцев, я проклял всю эту радиофигню и пошёл пасти коров. К слову сказать, небольшой опыт в этом деле у меня был, как-то после седьго класса я подрабатывал подпаском. А че, классно, природа, свежий воздух, озеро, а тебе ещё и приплачивают.

Если до этого я был подпаском, то тут я был уже пастухом. Звучит на первый взгляд стрёмно, многие относятся к этому негативно, но на самом деле это казалось бы примитивное занятие — пасти коров — дало мне весьма полезный опыт, который я до сих пор часто применяю. Что такое корова? Глупое жвачное животное с развитым стадным инстинктом, который не позволяет ей отбиваться от остальных.

Практически все пастухи практикуют принцип — держать стадо на определённом пятаке, чтобы не таскаться с пожитками за ним. Всё это сопровождалось беготнёй, поскольку стадо не может стоять на месте, оно начинает разбредаться в разные стороны и оббежать его вокруг весьма проблематично, поскольку стадо насчитывает 200-300 голов.

В итоге, вместо того чтобы просто валяться и греться на летнем солнышке, все бегали как сайгаки. Я же, заметив эту особенность, начал экспериментировать. Но экспериментировать пришлось недолго. Тактика нарисовалась буквально за несколько дней.

Сначала мы гнали стадо на большую траву, а это, как правило, поля, граничащие с лесом, где коровы могут потеряться, если их держать тупо на пятаке. Но мы не держали их на пятаке, мы направляли их в нужную сторону и они неспеша шли в нужном направлении, щипая траву.

В итоге часа четыре они шли и жрали, а когда мы попадали на луг, то коровы, обожравшись, ложились отдыхать. У нас было часа два реально свободного времени. Когда стадо начинало подыматься, мы просто направляли его в сторону речки, и стадо медленно шагало пару километров, а дойдя до воды медленно поворачивало назад. Поскольку луг круто уходил вниз к реке, то весь он был виден как на ладони. В конечном счёте, проведя четыре часа на ногах, остальные 8 мы занимались всякой фигней, лишь изредка заворачивая коров обратно к реке.

Что я понял в конечном счёте. Я не берусь сравнивать людей с коровами, тут все немного сложнее, но на примитивных примерах всё-таки ярче видны простые вещи. И на примере стада коров я понял, что если мы не даём группе к чему-то двигаться, то начинается разброд, и ты как дурак бегаешь и каждого контролируешь. А стоит задать этой группе чёткое направление, она спокойно следует к цели, а тебе достаточно просто корректировать направление и подгонять отстающих. Всё. Вот такая вот ботва.

Несмотря на то, что заработал я достаточно денег, чтобы не работать почти всю зиму, я не хотел сидеть без дела. Мне хотелось развиваться в авторемонте. Закрыв сезон выпаса, я принялся искать работу. Тогда один мой дружбан работал в одной фирме медником и собирался уходить к отцу на ГЭС, поэтому предложил мне устроиться на его место. Что я и сделал — пришёл и попросился на его место. В разговоре с каким-то техническим директором мне сказали, что медник уже есть, но нет моториста. На что я радостно заявил о том, что имею опыт ремонта японских двигателей.

От упоминания о японских дизелях у директора загорелись глаза, и он потащил меня к гендиру. Там мы поговорили, и меня взяли, но с одним условием. Я должен собрать раскиданный до болтика Д-245, который остался от прошлого моториста. Поскольку была пятница, мне вручили книжку по этому двигателю и сказали выходить в понедельник, а на выходных полистать литературку и поизучать все нюансы двигателя.

Книжку я забыл у друга, и все выходные она пролежала у него. В итоге в понедельник я приехал собирать двигатель, о котором ни черта не знал. Оказавшись на своём рабочем месте, я увидел голый блок на стенде и гору запчастей. Произведя дефектовку, я обнаружил запоротый распредвал и обшарпанные шейки коленвала.

Увиденное меня весьма расстроило, поскольку ремонт всего этого отнимет кучу времени, а мне хотелось собрать этот двигатель как можно быстрее. Сообщив директору о том, что распредвал и коленвал надо ремонтировать, я офигел от его ответа. Оказалось, кроме коленвала ничего не ремонтируется, дефектные детали меняются на новые.

Сказать, что я прифигел, — не сказать ничего. Получив на складе запчасти, я принялся за сборку. Как оказалось, Д-245 не сложнее детского конструктора, достаточно было взять деталь, посмотреть на её форму, найти на блоке подобное место и прикрутить. Это был мой первый опыт сборки отечественного двигателя.

Через три дня двигатель был собран и отправлен на испытательный стенд, а к моей зарплате в 0 рублей прибавились 7650 рублей. Вообще, медник получал в хороший месяц чуть больше 10 тысяч рублей. Я в хорошие месяца собирал по 12-15 двигателей, но такое было редко, обычно 6-7.

Никто не понимал, как я это делаю, как я могу собирать по два-три двигателя параллельно. Меня удивляло это непонимание, мне же не нужно держать двигатель на стенде, пока идут запчасти, ремонтируется коленвал или ровняется башка, я снимаю этот мотор, ставлю другой и погнал. Потом, когда агрегатчика перевезли в другой бокс, я попросил второй стенд. В итоге мог одновременно без напряга готовить по два мотора за раз.

Боже мой, какие это были деньги. Я зарабатывал с несколько раз больше, чем вся моя семья, а у меня три старших брата. Родителям я отдавал около 20%, остальное спускал на клубы-рестораны. Мне бы, идиоту, задуматься о будущем, подкопить да квартиру прикупить. Но думать о будущем в 18-то лет — зачем? Жизнь только начинается. Сейчас куплю себе байк на смену старому ИЖу и вообще всё будет пучком. Я уже присматривался к двум вариантам и метался между ними, один был 600-кубовый спорт, а второй полуторалитровый чоппер.

Все кончилось 26 августа 2006 года. Я попал в больницу с осколочными травмами. На левой руке оторвало все пальцы. Так же посекло лицо, выбило правый глаз и повредило левый.

Инвадидность

Провалявшись три недели в больнице, я ещё не осознал, что со мной произошло. Это был первый этап, именуемый в психологии как отрицание. Если у вас дома есть межкомнатная дверь с матовым стеклом, то посмотрите через него и попробуйте разглядеть хоть что-то — примерно вот так я видел, когда выписался из больницы. Даже в этой ситуации, фактически ослепнув, я был спокоен, как будто ничего не произошло.

Но время шло, и на смену первой стадии пришла вторая — гнев. Я ненавидел всех вокруг, ещё вчера у меня была куча друзей, которые колотили себя пяткой в грудь, как они прям ну вот ваще в доску. Но сегодня о них не было ни слуху, ни духу. Про девах я вообще молчу, там я и не ждал ничего особенного.

Минуя третью стадию (торг), я перескочил сразу на четвёртую — депрессия. На этой стадии я пробыл несколько лет. Я из жизнерадостного человека превратился в дичайшего нытика. Казалось, я упивался той жалостью, которую вызывал своим постоянным нытьём о том, как мне плохо. Неудивительно, что со мной перестали общаться даже те, кто хотя бы изредка позванивал или приходил в гости.

В какой-то из дней я лежал на диване, хотя почему в какой-то из дней, я каждый день лежал, если не лежал, то сидел и ел на кухне. А что ещё делать? Но в какой-то из дней я лежал и размышлял, и что-то мне стало ну так прям тошно и накатило такое отчаяние, что в этот момент я захотел снова видеть, ну хоть как-то. Это желание было не таким, когда хотят, к примеру, новый айфон, а когда хотят жить при очевидной неминуемой гибели.

Не следующий день я обнаружил, что вижу очертания домочадцев, через неделю я уже видел чуть лучше и мог передвигаться без необходимости нащупывать препятствия. Если вы возьмёте полиэтиленовый пакет и посмотрите через него, вот примерно так я видел тогда. Хреново, но лучше, чем было.

Когда ко мне приехал дружбан, он был в шоке, когда я схватил протянутую руку. Обычно я протягивал руку, и её хватали. Ещё через несколько месяцев я осмелился выйти на улицу. Основным моим занятием было ходить в гости к сторожам на предприятие, на котором ещё недавно я трудился.

Когда зрение позволило худо-бедно видеть монитор компьютера, в моей жизни появилась ещё одна радость. Поскольку комп был куплен накануне моего попадания в больницу, то освоить эту штуку я не успел. По иронии судьбы оказалось что монитор, экран телефона и прочие вещи я вижу лучше, чем всё остальное вокруг: лица людей, печатные документы и так далее.

Видимо, это связано с лучшей контрастностью, которой отличаются мониторы и прочие дисплеи. Первым делом я научился устанавливать винду, которая подыхала через неделю, не выдерживая моих опытов над ней. Потом до нас дошёл интернет, и я начал осваивать его просторы.

Начал я, конечно, со всяких знакомств и общалок, где стал знакомиться с девчонками, которые, пообщавшись со мной немного, просто исчезали. Ух как меня это раздражало, ведь я сразу говорил, что я инвалид, ну свали сразу, нет же, надо потом свалить.

Я понимаю, что фейс непрезентабельный, но ты же видишь это сразу, зачем тогда тратишь своё и моё время — всё это проносилось в голове. Так продолжалось ещё долго, пока одна моя новая знакомая не вывалила на меня всё, что она думает. Она мне высказала, что я нытик, и мне нравится ныть, и если бы мне это не нравилось, то я бы старался это исправить.

Сказать, что я её ненавидел, — не сказать ничего. Я готов был её порвать. Как она смеет говорить такое инвалиду? Как инвалид может что-то исправить? Новые части тела уже не отрастут лишь по одному желанию. Остыв и придя в себя, я спокойно сказал себе следующее: «Ну я вам, ска, покажу, душу дьяволу продам, но докажу, что я не тот, за кого вы тут все меня держите».

Первым делом я перестал ныть. Это произошло сразу, как только я посмотрел на ситуацию со стороны, что в принципе делал всегда, но на время депрессии как-то перестал заморачиваться. Посмотрев на себя со стороны, я увидел жалкого нытика, с которым бы сам не горел желанием общаться и избегал бы любого контакта с ним.

Всё, больше о негативе ни слова, только шутки, только радостный смех. И, о чудо, девчонки перестали пропадать. Оказывается, внешность имеет значение, но не первостепенное. Самое важное — всё-таки общение, и чем оно комфортнее, тем быстрее человек перестаёт обращать внимание на твои внешние изъяны.

Я снова окунулся в мир флирта и непродолжительных встреч. На этом можно было констатировать завершение самой длительной стадии и начале следующей и уже последней — принятие. Вот что говорят по этому поводу психологи.

Это не механизм психической защиты, а реактивный механизм, когда человек принимает ответственность за все свои поступки. Обычно в этом состоянии человек адекватно оценивает свои возможности и препятствия на пути к достижению цели.

Принятие демонстрирует окончание реактивной цепочки и выход из неё, обычно в этом состоянии человек наиболее адекватен по отношению к своим силам и возможностям. В принятии человек снова логичен. На этапе принятия лучше всего поддержать человека, выслушать, назначить задачу.

То есть я стал адекватен, логичен и принял ответственность на себя. В чём эта ответственность — фикевознает, но я её принял.

Впервые я начал задумываться о будущем, ибо надеяться на пенсию по инвалидности в 3500 рублей не приходилось. А на тот момент мои уже престарелые родители не позволяли возлагать большие надежды на то, что ещё много лет я смогу сидеть на их шее. Я понимал, что времени остаётся мало, и мне необходимо предпринять неимоверные усилия, чтобы хоть как-то обеспечить себя настолько, чтобы не зависеть от родителей.

Свет в конце тоннеля

Правду говорят: если хочешь изменить мир вокруг, начни с себя. Вот и я стал меняться, а помог мне в этом деле байкерский форум, где я торчал, ностальгируя по временам, когда я мог кататься на мотоцикле. Там тусовался разношёрстный народ, были все — и студенты, и хирурги (не путать с тем самым Хирургом), и физики-ядерщики и так далее и тому подобное.

В основном это был весьма и весьма грамотный народ, у которого мне было чему поучиться, что я и делал. Я чувствовал рост личности, общаясь с этими людьми. На том же форуме в разделе «по сайту» я случайно наткнулся на обсуждение переноса портала на новый движок. Тогда я узнал, что сайты делаются на каких-то движках, и мне захотелось узнать, как это работает.

В то же время я познакомился со своей будущей супругой, которая на тот момент была студенткой экономического вуза. С её помощью я занялся своим «фасадом», поскольку правый глаз практически отсутствовал, то видок у меня был не очень, требовалось протезирование, с чего мы и начали.

Самое приятное, что инициатива была полностью её, мне лично было неловко впутывать её в свои проблемы. Параллельно с этим я начал ковыряться с движками, серверами и в итоге 29 декабря 2009 года я запустил свой первый сайт, это был сайт объявлений. Как сейчас помню те 600 рублей, которые требовались на регистрацию домена и оплату первого месяца хостинга. Боже мой, какой громадной мне казалась эта сумма. Неудивительно, ведь это была седьмая часть моей пенсии.

Работали над ним мы вместе, я колупал код, а моя супруга занималась объявлениями. Сайт быстро набрал обороты и из простого баловства он превратился в мелкое дельце, приносящее денежку и знакомства.

Ощутив себя владельцем ресурса, который посещают десятки тысяч людей в месяц, я понял, что это мне нравится. Я в жизни не получал такого кайфа, когда ты что-то делаешь на сайте и смотришь, как статистика посещаемости ползет вверх. Это сложно назвать манипуляцией, но ощущение было невероятным, как будто я повелевал армией.

В скором времени мне начали поступать предложения от организаций, которые хотели бы заиметь себе сайт или увеличить посещаемость уже имеющегося. Тут же я понял, что от балды приобрёл навыки, которые неплохо можно монетизировать.

Уже в 2012 году мне поступило предложение поработать с сайтом местного завода, который занимается производством быстро возводимого жилья. Поскольку основная часть целевой аудитории находится в Москве и Петербурге, то эти полтора года, которые я провёл в работе с этой организацией, дали мне невероятный опыт. Одно дело — заниматься сайтом в регионе, где нет особой конкуренции, другое дело — работать в регионе, где самая высокая конкуренция в стране.

Когда со мной разорвали отношения, я утратил единственный доход, если не считать мою пенсию. На тот момент моя ещё будущая супруга сидела без работы, а жили мы в собственной квартире, которую купили в ипотеку. Близилась неминуемая жопа. Благо, у нас есть дурацкая привычка копить деньги, это нас и спасло от дефолта.

В целом мой опыт взаимодействия с последней организацией можно было считать позитивным, но были моменты, которые требовали анализа и соответствующих выводов. Причина, по которой со мной разорвали договор, была в следующем: на место девочки, клепающей картинки, пришла девочка, которая считала себя кем-то большим, поскольку у неё тоже имелся опыт работы с сайтами, правда негативный, но это замалчивалось. Естественно эта кошёлка полезла на мою поляну, а другая кукушка, которая исполняла обязанности комдира, увидела в ней родную душу, ведь обе разведенки одинакового возраста, да ещё детские психологи по образованию.

В итоге этот тандем спелся, и меня отрезали от связи с гендиром. Мои отчёты по работе сначала подвергались корректировке, а потом и вовсе отправлялись в корзину, а гендиру сообщали, что я не присылаю отчётов, намерено игнорирую совещания и вообще саботирую рабочий процесс. Правда, всё это выяснилось чуть позже, когда кадровичка попала в опал этой троицы.

Та в гневе решила мне всё рассказать в надежде на помощь в том, чтобы отомстить этим кукушкам. Вика, так звали кадровичку, была прямым текстом после слов благодарности послана далеко и надолго. Поблагодарил я её за инсайд, на основе которого сделал соответствующие выводы.

Основным выводом было то, что нельзя зависеть от одного заказчика и растворяться в нём. Необходимо диверсифицировать свои финансовые поступления. Поскольку на тот момент сайт объявлений начал загибаться, и мы не уделяли ему особого внимания, я решил бросить силы на личный блог, в котором хотел поделиться своим опытом. Так появился мой блог.

Первым делом я решал проблему «сапожника без сапог». Да, у меня был сайт объявлений, но когда я приводил доводы, основанные на опыте, полученном при работе с сайтом объявлений, я получал контрдовод: ну у нас же не сайт объявлений. Объяснять, что специфика не сильно отличается, было бесполезно. Нужно было поднимать ресурс, который бы продавал мои услуги.

Ближе к осени один знакомый подкинул мне заказчика, это был директор местного филиала иркутской фирмы. Проблема была в том, что годовалый сайт не приносил продаж. Сайт был запилен на конструкторе и не подлежал в принципе какому-либо продвижению. Моё заявление о том, что сайт надо делать новый, директриса встретила протестом. И это было неудивительно, она ведь уже вложилась в один сайт, который не принес ничего, кроме расходов.

Передо мной встала весьма интересна задача. Текущий сайт невозможно было продвигать, а на новый мне не хотели выделять бюджет. Думать долго не пришлось, решением стал Wordpress с бесплатным шаблоном, осталось убедить заказчика. После того как я сказал, что подниму сайт бесплатно, заказчика не пришлось убеждать долго.

Решив эту задачу, я поспешил описать проблему и предложил решение. Через какое-то время на меня посыпались заказы, как из рога изобилия. Оказалось, что проблема волновала сотни людей, и многие из них готовы были платить за решение своих проблем. Иными словами, попёрло. А там, где куча заказов, куча опыта.

Сначала я просто клепал сайты, клепал прям пачками. Но в какой-то момент я решил не просто клепать сайты, а помогать людям получать с помощью своих сайтов прибыль. Это гораздо интереснее и не так скучно в отличие от тыкания мышкой движка, которое уже отработано до автоматизма.

В общем, через три года, как мы оформили ипотеку на десять лет, ипотека была погашена, квартира продана и куплена побольше. Теперь я, супруга и дочка живём в большой квартире, которая куплена в основном за счёт моего сайта.

Объективно говоря, я достиг не самых больших высот, но, оглядываясь назад, я вижу пропасть, на дне которой лежит моя жизнь с родителями и пенсия в 3500 рублей. Глядя вперед, я вижу недосягаемые вершины, к которым медленно, но уверенно двигаюсь. Набираясь знаний и опыта.

Добавить комментарий