web 2.0

Мощнее, чем Hyundai Solaris: маркетолог и инженер создали экзовелосипед, способный отбуксировать автомобиль

Дмитрий Богданчиков и Василий Сухопаров привлекли больше 6 млн рублей инвестиций, а сейчас разрабатывают программно-аппаратный комплекс для электротранспорта и поставляют свои изобретения во Францию.

Дмитрий Богданчиков построил карьеру маркетолога, но в 2015 году решил развить свой стартап. Вместе с инженером Василием Сухопаровым они разработали комплект электрификации велосипеда, с помощью которого можно превратить обычный двухколёсный транспорт в электровелосипед.

Проект оказался капиталоёмким, и в 2017 году у предпринимателей закончились деньги. Тогда они решили изменить бизнес-модель и сделать платформу для создания лёгкого электротранспорта.

Богданчиков рассказал vc.ru о том, как ушёл из государственной корпорации и стал стартапером, где искал инвестиции на проект и как переживал финансовые трудности.

Идея

Я всю жизнь занимался маркетингом — владел собственным рекламным агентством, но затем продал его и возглавил филиал «Газпром медиа» в Хабаровске. В 2015 году заскучал на должности — перспективы роста были очень туманными. Тогда я захотел заняться собственным проектом.

Я следил за компанией Tesla, которая производит электрокары — превращает автомобили в технологичные устройства. Заинтересовался темой и задумался, как внедрить подобные технологии в свою жизнь.

Покупать электромобиль было дорого, и я решил посмотреть подобный двухколёсный транспорт. Электросамокатов тогда не было, тогда начал искать электровелосипеды.

Оказалось, что недорогие китайские электровелосипеды маломощные, а качественные и мощные устройства стоили дорого — от 250 тысяч рублей.

Я наткнулся на сайт Electrotransport.ru. На форуме узнал, что готового решения, соответствующего моим требованиям, не существует — нужно делать электровелосипед под заказ. Мне пришло в голову, что неплохо было бы разработать своё устройство — недорогое, мощное и надёжное.

Я начал искать команду на форуме и познакомился с инженером из Владивостока — Василием Сухопаровым. Он разрабатывал электронику для электровелосипеда — контроллер и бортовой компьютер.

Наши с Василием цели совпадали — он хотел сделать лучшее решение на рынке. Инженер сказал, что конкуренции на рынке нет: все представленные устройства дорогие и неудобные в настройке. Мы договорились, что Василий будет заниматься разработкой устройства, а я помогать ему деньгами — покупать электрооборудование и так далее.

Василий переехал из Владивостока в Москву и устроился инженером в компанию, которая разрабатывает электромотоциклы, чтобы набраться опыта.

Из обычного велосипеда в электронное устройство

Стратегия была такой: мы делаем электронику и продаём готовое решение тем, кто создаёт свой электротранспорт, любителям-гикам или компаниям. В одну из моих командировок в Москву мы познакомились с ребятами, которые имели наработки в механической части создания велосипеда — трансмиссии и концепции крепления её на транспорт.

Вместе мы решили изготовить комплект, который позволял бы превращать любой обычный велосипед в электровелосипед. Устройство назвали экзобайком — по аналогии с экзоскелетами, которые люди изобрели для увеличения своей силы.

Мы взяли за основу концепцию коробочного решения: человек мог заказать устройство, достать из коробки и установить на свой велосипед. Компоненты спроектировали так, чтобы их было можно легко снимать и устанавливать на любые велосипеды.

Разработка у нас полностью своя — в экзобайке около 85 уникальных деталей, из готовых решений мы использовали только аккумуляторы 18650 от LG, которые использовались в первых поколениях автомобилей Tesla.

Дизайны корпусов, плат и электронику инженеры проектировали самостоятельно.

Сотрудники, которые заинтересовались проектом, работали фултайм в разных компаниях, а вечером или в выходные занимались разработкой экзобайков.

Сначала мы развивались на свои деньги, но проект оказался капиталоёмким. Средства постепенно закончились, и мы стали думать об инвестициях.

Первые успехи

В начале 2016 года удалось познакомиться с Олегом Евсеенковым — бывшим министром промышленности Рязанской области. Тогда он стал серийным бизнес-ангелом и проинвестировал примерно 15 проектов.

Он оказался большим поклонником электротранспорта, поверил в проект и поддержал нас. Мы получили 2 млн рублей инвестиций, и эти деньги полностью ушли на разработку первой версии комплекта экзобайка.

Мы смогли нанять инженеров на полный рабочий день, что ускорило разработку. Первый комплект изготавливали у себя в офисе в Москве, а корпуса печатали на 3D-принтере. Это была версия, которую мы тестировали, чтобы учесть все недостатки.

Летом 2016 года подали заявку во ФРИИ и попали в акселератор на общих условиях — получили 2 млн 100 тысяч рублей в обмен на 7% компании. Из них 900 тысяч стоила программа акселерации.

Мы решили собрать предзаказы на комплекты электрификации, хотя у нас был только прототип. Потенциальные клиенты, которые жили в Москве, приезжали к нашему офису и пробовали кататься на велосипедах с нашими устройствами.

О нас стали писать СМИ: про электровелосипеды вышла статья в «Хайтеке», журнал Inc. Russia взял у меня интервью. Затем про «Экзобайк» вышла статья в немецком издании Shtern. Зарубежное издание сравнило наши устройства с электровелосипедами Bosh — и не в пользу последних.

К нам стали обращаться немцы и австрийцы с предзаказами. Повезло, что наш копирайтер Екатерина разговаривала на немецком языке, благодаря ей мы смогли собрать отзывы и от зарубежных покупателей.

Инвестиции и первая коммерческая сделка

Мы собрали примерно 65 предзаказов из России, Европы и даже Таиланда. После акселератора решено было продолжать сбор предзаказов, но возникли проблемы.

Нужно было учесть недостатки первой версии комплекта и сделать вторую, более совершенную версию.

Например, в первой версии комплекта оказалась опасная мотоциклетная ручка. Обычную ручку можно было случайно крутнуть во время манёвров на дороге — мощность велосипеда мгновенно увеличивалась, что приводило к падениям. Мы решили заменить ручку на курок, подобный тому, который стоит на квадроциклах и гидроциклах.

Кроме того, по результатам тестирования оказалось, что нужно сохранить переднюю систему переключения передач велосипеда (3 звезды), хотя, собирая первую версию экзобайка, мы планировали использовать только одну звездочку. Также потребовалась модернизация трансмиссии, электродвигателя и редуктора.

На это требовались деньги. Мы подали заявку в фонд Бортника и получили грант по программе «Старт» на 2 млн рублей. Также взяли заём у московского посевного фонда на 4,5 млн рублей. Вторую версию экзобайка тестировали в снежных горах России и даже в Америке — ездили на велосипедах с нашим комплектом в национальном парке Zion, где проходит соревнование Red Bull Rampage.

Вторая версия получилась лучше — мы разработали большой крутящий момент на заднем колесе мощностью 150 Нм. Это можно сравнить с автомобилем Hundai Solaris с мощностью двигателя 1,6 — их крутящий момент на колёсах 135 Нм. Наши экзобайки даже могут буксировать автомобиль весом полторы тонны на тросе.

Во время акселератора к нам обратился велопрокат из Красной Поляны в Сочи. У них красивые туристические маршруты, но поток клиентов был не слишком велик, потому что многие не хотели усиленно крутить педали. Поэтому они хотели купить электровелосипеды.

Владельцы велопроката заключили с нами пари: если человек на нашем экзобайке сможет заехать на горнолыжную трассу, не крутя педали, то они заключат с нами договор на 15 комплектов. И мы выиграли спор — три раза заехали по горнолыжной трассе снизу вверх.

Мы поверили в свой успех. По расчётам, на запуск первой серийной партии комплектов нужно было 15 млн рублей. Мы собрали технологическую карту: нашли производство в Подмосковье, познакомились с фабриками, которые смогут изготавливать детали, договорились с компанией, которая будет изготавливать нам платы.

Инженерам экзобайка оставалась только финальная сборка комплектов и установка нашего программного обеспечения. ПО мы тоже пишем сами. И вся электроника внутри комплекта общается между собой по CAN-шине, как и в автомобиле.

В комплекте планируется коммуникационная система — GPS-трекер и Bluetooth-модуль. С помощью модуля можем удалённо диагностировать и исправлять ошибки, обновлять ПО. Ещё у нас в разработке приложение для телефона.

Трудности и распад команды

В начале 2017 года попробовали привлечь инвестиции от ФРИИ, но нам отказали. Мы поникли духом — деньги заканчивались, и мы не могли дальше платить зарплаты команде. Тогда у нас было 12 человек.

Я вернулся из Москвы в Хабаровск и начал искать работу — у меня практически не было средств к существованию.

В команде проекта нас осталось всего четверо — я, генеральный директор Олег Евсеенков и два инженера — Василий Сухопаров и Виктор Свердлюк.

Мы продолжали подавать заявки в разные фонды, Олег на собственные средства ездил по выставкам и за границу.

В сентябре 2018 года я презентовал наш экзобайк Владимиру Путину и Си Дзиньпиню на Восточном экономическом форуме во Владивостоке. Но никакого эффекта это не принесло.

Тогда мы проанализировали наши сильные и слабые стороны и решили сменить бизнес-модель. Мы разработали платформу для создания лёгкого электротранспорта. Вернулись к тому, с чего мы начинали вместе с Василием — комплекта электроники.

В основу платформы легла электроника, разработанная для экзобайка, — бортовой компьютер, контроллер 12fet и система управления батареей. В дополнение к этому мы сделали ещё две версии контроллеров (24fet и 6fet)— для мощных электровелосипедов и электросамокатов.

Объявление об этой платформе разместили на российских и западных форумах любителей электротранспорта и стали искать нам тестировщиков — людей, которые разбираются в технологиях, готовы испытать платформу и дать обратную связь.

К чему привела трансформация бизнеса

После того как несколько комплектов прошли 6000 км пробега, мы закончили тестирование первой версии платформы.

На платформе много настроек — любые параметры человек может настроить под себя, например, режимы управления мотором: бездатчиковый, FOC (синус), трапеция, использовать автонастройку или режим зарядки через контроллер с мотором.

На базе этой платформы люди стали создавать собственный электротранспорт.

В 2018 году мы подали заявку на международный конкурс стартапов MondialTech Startup Awards, который в этом году проходил на базе Парижского автосалона. Всего на конкурс подали 700 заявок со всего мира, и мы стали единственным стартапом из России, который вышел в финал.

Во Франции мы познакомились с ребятами, которые производят горные велосипеды, и заключили с ними первый экспортный контракт на поставку нашей платформы.

Первые прототипы мы отправили им две недели назад и сейчас получили заказ на первую партию.

Электронику мы производим в Китае — заказываем платы, на которые по нашим схемам напаивают компоненты и присылают к нам. В России это сделать сложно: дорого и некачественно.

Мы пытались сделать в России механическую часть: заказывали одну и ту же деталь на трёх разных заводах, и с каждого завода она приходила бракованная. Сейчас мы всё же нашли российского подрядчика, который делает работу качественно и аккуратно.

Мы собираем устройство из деталей и настраиваем ПО вручную в московском офисе. Когда у нас будет серийное производство, то, конечно, будем использовать элементы автоматизации.

Сегодня очередь на поставку электроники у нас длиною в три месяца, поэтому мы бросили все силы на то, чтобы развивать это направление. Потому что на базе электроники компании, которые занимаются электротранспортом, могут собирать свои решения.

Электронику мы поддерживаем, регулярно обновляем софт. Также сделали платформу с открытым кодом, чтобы люди могли предлагать свои варианты интерфейсов, дополнительные функции и так далее.

Сейчас мы ведём переговоры с несколькими крупными стратегическими инвесторами, чтобы запускать наши комплекты в серийное производство. Переговоры на разной стадии, но соглашения пока не заключили.

Добавить комментарий