web 2.0

Московский стоматолог создал сервис на основе нейросетей для диагностики проблем с зубами

Diagnocat распознаёт томографические исследования, помогает поставить диагноз и даёт врачам рекомендации по лечению.

В середине 2000-х годов Владимир Александровский запустил «Дентал Фэнтези» — первую в Москве детскую стоматологию, которая работала по западным стандартам, — а затем создал сеть из пяти клиник премиум-класса.

Сегодня он разрабатывает сервис Diagnocat, который с помощью нейросетей анализирует томографические исследования, находит зубы с патологиями и создаёт для врачей диагностический отчет с простым интерфейсом.

Сооснователями проекта стали бывший руководитель исследовательского департамента сервиса «Островок» Матвей Ежов и экс-руководитель представительства компании KaVO Dental Russland Евгений Шумилов, а менторами и соинвесторами — основатели и разработчики приложения MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар.

Спецкор vc.ru протестировал технологию на себе, а Александровский рассказал, как его продукт повлияет на медицинскую индустрию в России, США и Европе.

Поход к стоматологу

«Во время снимка не двигаемся, не глотаем, дышим через нос, глаза закрываем или смотрим вниз», — инструктирует меня рентгенлаборант стоматологической клиники Belgravia Dental Studio Карина Чирикова.

Томограф приходит в движение и спустя какое-то время замирает. Чирикова разворачивает на компьютере окно с iCATVision (программой для просмотра КТ-снимков) и начинает рассматривать результаты исследования, перемещаясь по отсканированным слоям.

С помощью КТ стоматолог может спланировать лечение и избежать ошибок. Чирикова останавливается и показывает мне на снимок шестого зуба.

«На срезе три корня. Видишь, в каждом по чёрной точке? Это каналы. По идее, часто бывает три канала, но у тебя — четыре. Стоматологи, которые лечат без КТ, могут этого не заметить, и тогда зуб с невылеченным каналом может воспалиться».

Проблема в том, что томограф есть далеко не в каждой стоматологической клинике — оборудование стоит несколько миллионов рублей. Но приобрести устройство — это полдела.

Гораздо сложнее найти специалиста, который умеет с ним работать и анализировать снимки: по оценке Владимира Александровского, на десятки тысяч врачей-стоматологов приходится 15-20 челюстно-лицевых и стоматологических рентгенологов.

«Курс рентгенологии в стоматологических вузах слишком поверхностный, для того, чтобы дать врачу необходимые знания в компьютерной томографии. У ПО для стоматологического томографа сложный интерфейс с множеством кнопок и ручных функций, и стоматологам для анализа и интерпретации снимков КТ приходится осваивать это на постдипломных курсах» — поясняет Александровский.

Чтобы упростить жизнь стоматологов, Александровский вместе с командой разрабатывает Diagnocat — сервис для автоматического анализа КТ-снимков. Сейчас предприниматель тестирует прототип продукта в своих клиниках Belgravia Dental Studio и «Дентал Фэнтези».

Карина Чирикова показывает мне, как он работает. Она загрузила результаты моего обследования в Diagnocat, и с помощью нейросетей сервис за пару минут обработал изображение, подготовил панорамные снимки полости рта, а также отметил «находки» — зубы, в которых могут быть проблемы.

Благодаря сервису врач получает набор из пяти снимков для каждого зуба — в трёх плоскостях и двух срезах, а также отчёт о его состоянии: есть ли какие-то аномалии или воспалительные процессы, лечили ли этот зуб в прошлом и так далее.

В отличие от программ для работы с КТ-снимками, у Diagnocat простой и интуитивно понятный интерфейс: стоматологу не нужно тратить время, чтобы с ним разобраться — он может сконцентрироваться на результатах исследования.

Чтобы научить нейросети Diagnocat «понимать» изображения, команда потратила больше года на разметку результатов около 20 тысяч деперсонализированных стоматологических КТ-исследований.

Карина Чирикова (вместе с другими специалистами-рентгенологами и рентгенлаборантами) — в команде аннотаторов проекта. С помощью специального ПО они размечают КТ-снимки: вот это зуб, это кость, это пломба, а это кариес и так далее. На сегодня они разметили около 7000 исследований.

Diagnocat продолжает учиться — по словам технического директора и сооснователя проекта Матвея Ежова, сервис определяет на изображении анатомические структуры (зубы, суставы, количество корней и каналов) уже не хуже доктора, но в диагностике заболеваний пока ещё иногда ошибается.

Например, в некоторых случаях не может точно определить — на снимке кариес или периодонтит. Так получилось с результатами моего КТ-исследования. «Не пугайся, я не думаю, что у тебя девять зубов с кариесом, — утешает меня Чирикова. — Но рекомендую не затягивать с визитом к стоматологу».

Пока что Diagnocat находится в стадии тестирования — стоматологи и рентгенологи загружают исследования и оценивают, насколько точно нейросети удалось диагностировать заболевание.

Если всё в порядке, они помечают случай как верный. Если нет — исправляют ошибки, и нейросеть становится ещё «умнее». Сейчас команда Diagnocat собирает необходимый объем данных КТ-исследований для редких болезней челюстно-лицевой области — например, онкологических. Это позволит более точно диагностировать подобные заболевания.

Многие заболевания настолько редки, что встречаются в одном случае на 100 тысяч пациентов. И если доктор столкнется с таким кейсом на практике, его опыта может не хватить, чтобы верно диагностировать патологию

Поэтому совершенно очевидно, что врачам нужен простой инструмент, который находится всегда под рукой, чтобы помочь поставить правильный диагноз и назначить лечение в соответствии с принятыми стандартами.

Владимир Александровский

Сейчас в Diagnocat больше 20 сотрудников — специалисты в сфере Data Science, инженеры, врачи, рентгенологи и аннотаторы. Команда опубликовала две научные статьи и подала заявку на патент в США.

Из стоматолога — в предприниматели

До 2011 года Александровский совмещал управление клиниками и стоматологическую практику, но потом полностью сфокусировался на развитии бизнеса и образовании — сейчас, например, проходит курс Executive MBA в Гарварде.

Предпринимателю принадлежит сеть из пяти стоматологических клиник в Москве (взрослое отделение работает под брендом Belgravia Dental Studio, а детское — под брендом «Дентал Фэнтези»), педиатрическая клиника, а также компания по поставкам медицинского оборудования.

Александровский решил стать врачом по примеру своей мамы — стоматолога-ортопеда: она одной из первых в конце 1980-х годов открыла частную стоматологическую клинику «Полидент».

В десятом классе она перестала давать ему деньги на карманные расходы и предложила заработать их самому. Александровский начал подрабатывать санитаром в «Полиденте»: мыл полы, подготавливал к приему кабинеты, общался с посетителями.

Ему нравилось наблюдать за работой врачей — как они облегчали страдания пациентов и снимали боль. К тому же он стал зарабатывать $200 в месяц — «громадные» деньги для десятиклассника.

В итоге в 1995 году он решил поступать в Московский государственный медико-стоматологический университет. Параллельно продолжал работать в «Полиденте» — сперва медбратом, а потом ассистентом врача.

Закончив вуз, Александровский поступил в ординатуру, затем — в докторантуру, а потом защитил диссертацию. Он работал стоматологом общей практики: лечил каналы, ставил пломбы, делал коронки и занимался хирургией. Но сложнее всего ему давалась детская стоматология.

Я до сих пор помню четырёхлетнюю пациентку по имени Настя. Её привела мама, которой я хорошо полечил зубы.

Настя боялась врачей, но я каким-то чудом уговорил её открыть рот. Сделал анестезию, рассверлил зуб, а пломбу поставить не смог — она стиснула зубы, расплакалась и больше ни в какую не давалась.

Владимир Александровский

По словам Александровского, к началу 2000-х годов детская стоматология в России по-прежнему опиралась на советские практики: зачастую стоматологи не применяли даже анестезию, а если ребёнок начинал капризничать, его сажали на колени к маме и лечили насильно.

Дети боялись идти к стоматологу — клиника казалась им страшным и неуютным местом. А многие врачи не умели (или не любили) работать с детьми, что усугубляло проблему.

Александровский любил учиться и часто ходил на лекции зарубежных специалистов, которые приезжали в Москву. Однажды он попал на выступление врача из Чикаго, который рассказывал о детской стоматологии на западе.

Это был совершенно новый для меня подход. Я узнал о специализированных детских стоматологиях, в которых всё было устроено для комфортного, бесстрессового и качественного лечения детей.

Об особых психологических приёмах, которыми врач мог завоевать доверие ребенка, чтобы тот дал полечить зубы. Такие клиники были оснащены по-другому и выглядели иначе, чем клиники для взрослых.

Владимир Александровский

По словам Александровского, в середине 2000-х годов в Москве не было детской стоматологии, которая работала бы по западным стандартам. Он увидел на рынке спрос и решил открыть свою первую детскую клинику — «Дентал Фэнтези».

Александровский хотел, чтобы она не была похожа на обычную стоматологию, чтобы в ней была дружелюбная для детей атмосфера, приятный интерьер, игровые зоны ожидания и доброжелательный персонал. Кроме того, чтобы в ней применялись современные технологии лечения, которые не уступали бы «взрослой» медицине.

Однако коллеги и друзья стали его отговаривать. Они говорили, что отдельная клиника для детей в России будет убыточной и предпринимателю не удастся окупить затраты на помещение, персонал и оборудование.

Тем не менее Александровский чувствовал потребность и верил, что качественный продукт завоюет свою целевую аудиторию.

Удивить скептиков

В 2005 году он нашёл помещение неподалёку от «Полидента» (чтобы одновременно работать стоматологом и контролировать стройку) и занял у друга $100 тысяч — на ремонт и оборудование.

Также ему удалось найти несколько единомышленников, включая своего бывшего одногруппника Дениса Юмашева, который работал на кафедре детской хирургической стоматологии в МГМСУ и уже имел хороший опыт в лечение детей.

Сотрудники Александровского начали учиться у передовых американских, немецких и израильских стоматологов, как правильно искать подход к детям. Они использовали разные психологические приёмы и алгоритмы, которые зависят от возраста пациента.

Бесполезно уговаривать двухлетнего ребёнка открыть рот и потерпеть час, пока доктор будет ему сверлить зубы.

Мы начали с самых простых приемов: например, дети всегда лечились сидя в кресле, а мы повесили над головой телевизоры и начали лечить их лёжа. Ребёнок смотрел мультики, отвлекался, и с помощью этого трюка врач мог выиграть необходимое на процедуру время.

Владимир Александровский

Помимо анестезии в «Дентал Фэнтези» стали применять технологии седации. Если перед процедурой ребёнок испытывал стресс, а уговоры и мультики не помогали, врачи использовали безопасный препарат на основе закиси азота.

Пациент оставался в полном сознании, но избавлялся от волнения и позволял врачам провести лечение.

Если за раз требовалось вылечить много зубов или пациент был совсем маленьким, врачи использовали безопасный для детей наркоз.

По словам Александровского, «Дентал Фэнтези» была первой детской клиникой в Москве, которая внедрила лечение во сне в амбулаторную стоматологическую практику.

«Оборудование и организационные расходы для лечения в наркозе очень дорогостоящие (свыше $100 тысяч — vc.ru), а врачи-анестезиологи, которые могут контролируемо погружать ребёнка в сон — на вес золота. Мы собрали команду врачей-анестезиологов самой высокой квалификации, сотрудников Российской детской клинической больницы», — рассказывает предприниматель.

Кроме того, в «Дентал Фэнтези» стали бороться с популярными, но вредными практиками. Одной из них Александровский называет серебрение молочных зубов — когда вместо лечения кариеса эмаль покрывают раствором на основе нитрата серебра.

Кариес такая процедура не останавливает, а улыбку ребенка портит. Это делали повсеместно, и дети ходили с чёрными зубами, комплексовали, но родители думали: «Ну и ладно, ребёнку два года, ничего страшного».

А мы были убеждены (и убеждали других) что ребёнок достоин здоровой и красивой улыбки. Ведь это влияет на его физическое и психологическое развитие.

Владимир Александровский

Расположение первой клиники сложно было назвать удачным: на окраине Москвы, в получасе минутах езды от метро ВДНХ. Для привлечения пациентов Александровский пробовал разные способы, но наиболее эффективными оказались сарафанное радио и интернет.

Интернет-аудитория в то время составляла 15,2% населения России, но при этом была более продвинутой и платёжеспособной, особенно в Москве.

Александровский решил её привлечь. Он потратил $100 на создание сайта и ежемесячно тратил по $100 на контекстную рекламу и SEO-продвижение. В результате сайт «Дентал Фэнтези» поднялся на первые строчки поисковых систем по запросам, связанным с детской стоматологией в Москве.

«С удовольствием вспоминаю те времена: клик стоил около двух центов, а CTR — 20%», — рассказывает он.

Предпринимателю удалось быстро загрузить клинику пациентами, и она начала приносить столько же выручки, сколько крупная стоматология для взрослых — несмотря на то, что в ней стояло всего два кресла. Вложения в клинику окупились за год, а ежемесячный оборот при полной загрузке составил более $100 тысяч.

Экономика России тогда росла и цвела, у людей были очень больше возможности. Мы с самого начала позиционировали себя как клинику высокого уровня. Мы использовали передовые технологии и материалы, нашли и обучили самых классных врачей — наши услуги просто не могли стоить дешево.

При этом первая «Дентал Фэнтези» была расположена на четвёртой линии домов. Напротив — гаражи, неподалёку от входа — мусорные контейнеры. И как-то раз я выхожу, а перед подъездом выстроились Bentley, Maserati, Rolls Royce — это привезли наших маленьких пациентов.

К нам привозили и детей из стран бывшего СССР на частных самолётах — настолько у нас была уникальная и востребованная услуга.

Владимир Александровский

К 2014 году у Александровского было уже четыре клиники и 200 человек в команде. Предприниматель создал в них и взрослые стоматологические отделения — Belgravia Dental Studio: родители были довольны тем, как лечат их детей и сами хотели получить такое лечение.

Спустя два года Александровскому удалось получить аккредитацию в JCI — международной некоммерческой организации, которая оценивает качество услуг и безопасность медицинских учреждений. Всего JCI аккредитовала меньше 1000 клиник в мире, «Дентал Фэнтези» и Belgravia Dental Studio стали первыми стоматологиями в России, которые получили этот статус.

Уровни организации

Во время учёбы в Гарварде Александровский выбрал курс специалиста в сфере организации здравоохранения профессора Ричарда Боумера. Его идеи произвели на предпринимателя большое впечатление.

По Боумеру, существует пять уровней развития медицинской организации.

На первом находится управление культурой. Лучшее качество лечения показывают те организации, в которых коллектив врачей ставит интересы пациента превыше всего.

На втором уровне — управление ресурсами. «Сюда переходят компании, которые научились эффективно управлять деньгами, , помещениями, оборудованием, временем, работать с расписанием, с персоналом», — поясняет Александровский.

На третьем — управление результатами лечения. Речь идет о системном отслеживании качества работы своих врачей и о публикации результатов.

На четвёртом — управление процессами. Сюда поднимаются организации, которые смогли выделить, описать, стандартизировать и внедрить основные процессы работы клиники.

На пятом и последнем уровне — управление решениями, которые принимают врачи.

Каждый день публикуются результаты новых исследований, каждый год — появляются методы и технологии лечения, и практикующему врачу сложно оставаться на пике технологического процесса.

«Иначе врачу придётся только читать и учиться, а не лечить, — рассуждает Александровский. — Поэтому необходимы ИТ-сервисы, способные помогать докторам принимать правильные клинические решения». Именно эта мысль подтолкнула предпринимателя к разработке Diagnocat.

Полтора года назад он заинтересовался технологией Computer vision и нейросетями. Тогда же он познакомился Сергеем Гончаром и Евгением Невгенем, которые в то время уже работали в Facebook и инвестировали в стартапы.

Им понравилась идея Diagnocat и вместе с Александровским они вложили в проект «несколько сотен тысяч долларов» (точную сумму предприниматель не раскрывает). Первая публичная бета-версия сервиса появится в марте 2019 года.

Diagnocat может решить и другую проблему, с которой сталкиваются стоматологи, — хранение медицинских данных. Сейчас, если в клинике нет собственного томографа, врач перед процедурой отправляет пациента в сторонний диагностический центр.

Затем специалисты центра либо записывают результаты диагностики на диск и отдают пациенту, либо отправляют архив направившему пациента стоматологу на электронную почту.

Это незаконно, поясняет Александровский: во всех развитых странах нельзя передавать по открытым каналам связи информацию о состоянии здоровья пациента, содержащую его персональные данные.

Поэтому предприниматель хочет, чтобы Diagnocat был ещё и и платформой для хранения медицинских данных. В этом случае сотрудники центров могли бы загружать результаты исследования в сервис, делиться ссылкой со стоматологом, и он получал бы упорядоченный отчёт, а не просто «сырые» снимки.

Цель Александровского — адаптировать сервис для законодательств России, Европы и США. Предприниматель планирует запустить коммерческую версию продукта для этих рынков к концу 2019 года.

Базовый тариф, в котором можно создавать панорамные снимки, будет бесплатным для врачей. Создатели Diagnocat собираются монетизировать сервис с помощью продажи дополнительных модулей и функций для узких специалистов. Например — разрабатывают модуль по созданию специальных отчётов или визуализаций для имплантологов.

Стоимость тарифов и их возможности Александровский пока не разглашает.

Добавить комментарий