web 2.0

От венчурных капиталистов до бродяг и преступников: четыре уровня иерархии в Сан-Франциско

Конспект материала Wired о социальном неравенстве в технологической столице Калифорнии.

Большая часть жителей Сан-Франциско занята в сфере услуг и технологий. Следовательно, пишет автор Wired Антонио Гарсия, от темпов технологического развития зависят уровень безработицы и цены на жильё. Сегодня семья из четырёх человек с общим заработком $117 400 в год в городе у залива считается бедной.

По мнению автора, местные жители разделены на четыре больших касты:

  • Каста внутренних — венчурные капиталисты и преуспевающие предприниматели, которые управляют технологическими компаниями, локомотивом городской экономики.
  • Каста внешних — опытные специалисты и трейдеры, которые обеспечивают работу этого локомотива. Им хорошо платят, но живут они как средний класс.
  • Сервисная каста. К ней относятся водители в Uber, закупщики в Instacart, рабочие в TaskRabbit — те, кто выполняет задачи, которые машинам пока не по плечу.
  • Неприкасаемые — бродяги, наркозависимые, преступники. Они обитают в палаточных городках. Внешняя и внутренняя касты не обращают на них внимания; представители сервисной касты смотрят на неприкасаемых с осторожностью, ведь они тоже могут оказаться в самом низу.

Касты почти непроницаемы, считает Гарсия. Пробиться во внутренний класс из внешнего можно, например, устроившись в успешную компанию (вроде Facebook и Google). Большинство членов касты внешних предпочитают работать на богатых предпринимателей, постепенно накапливая влияние с помощью ценных бумаг и недвижимости.

По мнению автора, представители сервисного класса никогда не попадут во внешнюю касту, по крайней мере, без дополнительных навыков. Большую часть времени они пытаются сохранить своё положение, не скатиться в касту неприкасаемых. А работодатели постепенно автоматизируют профессии, например, Uber открыто заявила о намерении заменить всех своих водителей роботами.

Есть и те, кто живёт за пределами этой системы, например, владельцы жилых домов. Гарсия считает, что они с опаской наблюдают за нынешним технологическим бумом, несмотря на устойчиво растущие цены.

Сюда же относятся и работники нетехнологических отраслей. В городах с более разнообразной экономикой вроде Нью-Йорка развитие технологий меньше отражается на людях. Однако на другом конце страны их жизнь становится невыносимой, пишет автор.

В Европе есть сеть социальной защиты, страхующая низшие классы. Она также защищает от автоматизации более традиционные отрасли. В некоторых европейских городах запрещён сервис Uber, водители такси устраивают протесты против повсеместной автоматизации. А власти Барселоны обрушились на Airbnb из-за того, что старый центр города превращается в огромную гостиницу.

Гарсия считает, что европейский неолуддизм может показаться чудным, но он делает жизнь приятнее.

Жизнь в Европе или сельском городке в США хороша тем, что ты знаешь: бедняки не обречены на изоляцию. Твоё место в мире целиком не определяется богатством. В Сан-Франциско всё совершенно иначе.

Антонио Гарсия

Также автор пишет, что у представителей касты внешних сложилась своя потребительская манера: они говорят смартфону, что делать, а смартфон командует другими людьми.

Нередко к вам, пользователю Instacart, приходит человек другой расы, загруженный продуктами, которые вы не удосужились купить сами.

Стоимость заказа зачастую превышает его дневной заработок. В заказе то и дело встречаются ошибки, выдающие покупателя, — вы и сами толком не знали, что заказываете. Но вы всё же оставите чаевые, чтобы успокоить совесть.

Сан-Франциско предлагает нам разрозненное будущее с узкой социальной мобильностью, феодализм с хорошим маркетинговым отделом.

Антонио Гарсия

Неравенство редко устраняется мирными способами, считает Гарсия, и если сегодня такой есть, то как раз у класса внешних.

Каста внутренних живёт обособленной жизнью, тогда как внешние ведут более приземлённое существование. И хотя им не хватает коллективной идентичности, у представителей касты внешних есть общие интересы: чистые улицы, борьба с преступностью, школы и общественный транспорт.

На недавних выборах мэра эта сила дала о себе знать — победила любимица среднего класса Лондон Брид. В отличие от типичных прогрессивных политиков, она предлагает снести палаточные городки и начать строительство более доступного жилья.

Впрочем, стратификация в Сан-Франциско может только усиливаться, и возможно, рано или поздно все местные жители попадут в четырёхуровневую иерархию.

Антонио Гарсия

#будущее

Добавить комментарий