web 2.0

Открыть винодельню в России: сколько стоит участок и оборудование и на чём можно сэкономить

Объём инвестиций, ошибки на старте, опыт виноделов.

Сельскохозяйственная техника

За комплект техники для участка до пятидесяти гектаров придётся отдать от 10 до 30 млн рублей, считает Ашот Саркисян, глава КФХ Саркисян.

Если всё новое — ещё больше, один трактор может стоить 12 млн рублей. Как правило, виноделы покупают технику за рубежом — в России мало продавцов и цены выше. Основатели дома Burnier привезли её из Швейцарии, глава винодельни «Кантина» — из Германии.

Правовой статус и лицензия

Владельцу небольшой винодельни нужно в первую очередь получить статус ИП (индивидуального предпринимателя) или зарегистрировать КФХ (крестьянское фермерское хозяйство) в налоговой инспекции.

И если ИП — это конкретное лицо, то КФХ — сообщество, которое назначает главу, и уже этот человек автоматически получает статус ИП. В КФХ ответственность распределяется между членами сообщества согласно документу, который составляют при регистрации. ИП отвечает за свою деятельность единолично. КФХ не платит налог на доходы физических лиц (13%) первые пять лет и получает льготы при аренде земли у государства.

Лицензию выдаёт Росалкогольрегулирование (РАР). Нужно оплатить пошлину 65 тысяч рублей и предоставить копии свидетельств из налоговой, документы, подтверждающие, что у вас есть виноградник, производственное и складское помещение, копию договора с лабораторией, которая будет контролировать качество продукции.

Лицензия для КФХ позволяет производить не более 50 тысяч литров вина (от 50 до 66 тысяч бутылок) в год. По данным российского Inc., без неё работают около 150 «гаражных» виноделов, но это нapyшeниe фeдepaльнoгo зaкoна, за кoтopoe могут наказать: оштрафовать, конфисковать имущество, материалы, оборудование, привлечь к уголовной ответственности.

ЕГАИС

Единая государственная автоматизированная информационная система создана для борьбы с контрафактом и позволяет контролировать производство и оборот алкоголя. Государство обязывает производителей и торговцев её внедрять. Для этого в Росалкорегулировании нужно получить программное обеспечение — это бесплатно.

А криптоключ и специальное оборудование — компьютер, принтер, сканер — в среднем обойдутся в 250 тысяч рублей. Придётся нанять оператора ЕГАИС или обучить своего сотрудника. Зарплата оператора составляет от 25 до 65 тысяч рублей (по данным HeadHunter), курсы — от 16 тысяч за человека (в учебном центре «Микроинформ»).

«Самые крупные расходы приходятся на первые два года, — говорит Ашот Саркисян, — ещё пару лет нужно для того, чтобы получить первый, минимальный урожай, а с ним и доход. Но стопроцентной урожайности можно ждать только на шестой год».

Начиная с третьего года, стоимость содержания виноградника снижается. И тут всё зависит от возможностей инвестора: можно в год потратить 300 тысяч рублей, можно 600 тысяч, можно 1,5 млн. Чем больше манипуляций на винограднике, чем дороже удобрения, материалы и техника, тем выше итоговая сумма.

Всего

  • Экспертиза почвы — от 10 тысяч рублей.

  • Участок — от 250 тысяч рублей за гектар.

  • Первичная обработка почвы — от 27 тысяч рублей за гектар.
  • Геодезическая разметка — от 12 тысяч рублей за гектар.

  • Российские саженцы (3000) — от 180 тысяч рублей на гектар.

  • Европейские саженцы (3000) — от 470 тысяч рублей на гектар.

  • Посадка винограда (3000 саженцев) — от 30 тысяч рублей за гектар.

  • Средства для защиты растений от вредителей — от 15 тысяч рублей за гектар ежегодно.
  • Помещение винодельни — от 20 млн рублей.

  • Оборудование — от 7 млн рублей.
  • Техника — от 10 млн рублей.

  • Персонал — от 2 млн рублей в год.

  • Лицензия — 65 тысяч рублей.

  • ЕГАИС — от 250 тысяч рублей.

Итого: от 514 тысяч рублей за гектар на покупку земли и сельхозработы и более 39 млн рублей на строительство, оборудование, административные расходы.

Можно дешевле

В первую очередь можно сэкономить на земле, если не покупать её, а взять в аренду у государства. Сумму годовой аренды рассчитывают так: кадастровую стоимость участка умножают на коэффициент, который для земель сельхозназначения равен 0,6%.

Пример: кадастровая стоимость конкретного участка площадью один гектар в Краснодарском крае — 165 478 рублей.

Если взять его в аренду для выращивания винограда, в год нужно будет платить 165 478 * 0,6% = 992 рубля.

Найти землю и узнать её кадастровую стоимость можно на публичной кадастровой карте Росреестра.

Начать можно с участка любой площади, но чтобы получить государственную компенсацию, нужно посадить виноград минимум на одном гектаре земли.

Ошибочно утверждать, что маленькая винодельня не может производить качественное вино. Средняя площадь виноградника в Австрии, например — 1,1 гектара (по данным OneSoil). Там небольшими винодельнями управляют поколения семей.

То, какой должна быть сельхозтехника и сколько её нужно, зависит от площади участка и плотности посадки. На маленьком винограднике можно свести её использование к минимуму, как это делают производители органического вина. А при необходимости — арендовать технику или нанять бригаду рабочих со своей.

Если не приобрести часть оборудования, некоторые функции придётся выполнять вручную. Например, небольшой аппарат для розлива по бутылкам стоит 123 тысячи рублей. При малых объёмах можно работать без него, но разливать вино надо будет самому.

Необходимое оборудование — пресс, винификатор, емкости — не понадобится первые два-три года, пока растёт виноград. За это время на него можно накопить.

На чём экономить не нужно

  • На саженцах. Саженцы плохого качества могут не прижиться — так виноделы фактически теряют до 10% кустов. Хуже, если саженцы «болеют» — они могут заразить здоровые кусты, и тогда пострадает значительная часть будущего виноградника.
  • На экспертах (агрономах, виноделах). Профессиональный совет или услуга часто сами по себе помогают сэкономить или не потерять деньги. И наоборот.

Нет установленной минимальной или максимальной величины вложений, но точно можно сказать, что виноградарство и виноделие — недешёвое удовольствие. Прежде чем инвестировать, нужно чётко просчитать всю экономику, начиная от закладки виноградника и заканчивая маркетингом. При этом нужно учитывать курс евро и уровень инфляции, потому что это влияет на стоимость оборудования и материалов.

Леонид Фадеев

Как рассчитывать предполагаемый доход

Составляя бизнес-план, нужно учесть урожайность винограда, его рыночную стоимость и количество, необходимое для производства одной бутылки вина.

Урожайность. В промышленном масштабе её рассчитывают на гектар, в зависимости от сорта и плотности посадки она составляет от 8 до 15 тонн, говорит Сергей Сердюк, основатель винодельни «Дача Сердюка». В любительском или дачном формате — от 5 до 10 килограммов с куста.

Цены на виноград. По данным КФХ Саркисян, уже на третий год виноград можно продавать. В среднем килограмм стоит 50 рублей. В это время урожайность не будет стопроцентной, но даже, например, 4 тонны винограда — это около 200 тысяч рублей.

Расход винограда. Один килограмм — не более 0,7 литра вина, то есть бутылка. Таким образом, на пятый-шестой год, когда виноград будет давать 100% урожая, из восьми тонн можно получить примерно восемь тысяч бутылок вина.

На главный вопрос — какова себестоимость бутылки — однозначно ответить нельзя. Она зависит от того, сколько винодел вложил в производство. И у всех показатели разные.

Государственная поддержка

Как сообщает ТАСС, в 2018 году государство выделило 1,4 млрд рублей на поддержку виноградарей. В 2019 году сумма субсидий вырастет вдвое — до 3 млрд рублей. Фермерам компенсируют до 80% расходов на покупку саженцев, уход за виноградниками и установку шпалеры (опоры, по которой вьётся растение).

Сумму рассчитывают по гектарам, например: фермер установил шпалеру на десяти гектарах и заплатил 200 тысяч рублей за каждый, в сумме 2 млн рублей. По закону ему должны возместить 80% от этой суммы, то есть 1,6 млн рублей.

По данным КФХ Саркисян, за пять лет сумма компенсации может достигать 450 тысяч рублей за гектар.

Но чтобы получить деньги от государства, нужно сначала вложить свои. Те виноградари, у которых нет начального капитала, могут оформить льготный кредит. Ставку до пяти процентов годовых предлагают «Сбербанк», «Альфа-банк», «Россельхозбанк» и другие. Заявку на кредит должен одобрить банк и федеральное Министерство сельского хозяйства.

Ошибки на старте

Леонид Фадеев рассказывает, что может стать причиной провала в винодельческом бизнесе.

  • Главная ошибка — назвать себя профессионалами. Присутствие на рынке множества заурядных (в том числе некачественных) вин говорит о том, что далеко не все виноделы способны произвести достойный продукт.
  • Отсутствие предварительного бизнес-плана и чёткой стратегии развития. Инвестор должен знать, на что он идёт, во сколько ему это обойдётся и когда он получит обратно свои инвестиции. Многие вкладываются в винодельческий бизнес только потому, что это престижно.
  • Отсутствие производственной концепции винодельни. Например, инвестор начинает вкладываться в производство премиальных вин. Но по мере развития хозяйства приходит аппетит, и он значительно расширяет площадь виноградника и увеличивает объём производства. Так первоначальная концепция размывается, качество вина неизбежно снижается, и бренд уже не воспринимается потребителями как премиальный.
  • Привлечение неспециалистов и нежелание вкладывать в обучение персонала. В условиях стремительного развития отрасли, внедрения инновационных технологий и очень высокой конкуренции это неминуемо приведёт к финансовым потерям.

Сергей Сердюк, частная винодельня «Дача Сердюка»

  • Вина без диоксида серы.

  • 2 гектара в хуторе Каныгин (Ростовская область).

  • Год основания: 2013 год.

  • Первые продажи: планируются в 2019 году.
  • Цена бутылки в рознице: от 400 до 500 рублей.

Сергей Сердюк занимается виноделием с отцом и братьями. 15 лет назад он купил 180 килограмм винограда, добавил ещё 50 килограмм дачного и переработал его в столовое вино. «Виноград давили ногами, выдерживали вино в баллонах с резиновой перчаткой, — вспоминает Сергей, — но мы никогда не добавляли в вино сахар и воду. Такая “народная классика” не для нас».

Без лицензии Сергей продавал вино знакомым и посетителям сельскохозяйственных ярмарок. За четыре года семья заработала на профессиональное оборудование и цех. На строительство ушло около миллиона рублей, часть работы братья выполняли сами.

Чтобы делать вина на новом качественном уровне, решили выращивать свой виноград.

В 2014 году гектар земли в Ростовской области оценивали в 50–100 тысяч рублей. Провести анализ почвы пригласили специалиста из института Потапенко (научно-исследовательский институт виноградарства и виноделия), за «дружеский» визит он взял 5000 рублей.

Чтобы посадить виноград, наняли бригаду рабочих. «В первый и последний раз, — говорит Сергей, — плохо, дорого, долго». Работу выполнили на четверть и взяли за неё 60 тысяч рублей.

Оставшийся виноград Сергей с братьями высаживали втроём. Винодел говорит, что в сельском хозяйстве люди — самая большая проблема. Чтобы её решить, он старается максимально механизировать работы на участке, а весь ручной труд делать вместе с рабочими, обучать и контролировать их.

По оценке Сергея, гектар виноградника «от голой земли до винограда со шпалерой» стоил от 800 тысяч до 1 млн рублей.

У Сергея есть другая работа, он инженер-электроник, делает военное электрооборудование. «Совмещать непросто, — признаётся он, — а после посадки винограда стало практически невозможно. Каждый год у нас из-за этого сезонные работы на поле проходят на грани. Но пока везёт и успеваем».

Особенность вин «Дачи Сердюка» — отсутствие диоксида серы (консерванта Е220) в составе. Идею предложил отец — ему нравился чистый вкус и аромат натуральных вин.

«Когда человек узнаёт, каким может быть вино без серы, другое он уже пить не может, — говорит Сергей, — конечно, это нас ограничивает в продажах и транспортировке, но это точно того стоит».

Такое вино должно храниться при температуре от +5 до 15 °С, а в большинстве магазинов температура в зале и на складе комнатная — около +20 °С. В год семья производит 4500 бутылок — по словам Сергея, для крупных сетей этого мало. В 2019 году они планируют открыть фирменный магазин при винодельне и продавать вино там.

Павел Швец, биодинамическая винодельня Uppa Winery

  • Самые популярные биодинамические вина России.
  • 12 гектаров виноградников в селе Родное (республика Крым).
  • Год основания: 2006 год.
  • Первые продажи: в 2013 году.
  • Цена бутылки в рознице: от 2100 до 14 тысяч рублей.

За двадцать лет Павел Швец работал сомелье в ресторанах Москвы, импортировал вина и крепкие напитки для корпоративных клиентов, руководил с партнёром рестораном в Петербурге, оформлял частные винные коллекции и открыл собственную винодельню.

Павел начал с выбора участка. «Я искал землю, которая способна дать максимально высококачественное вино, — вспоминает он, — я не обращал внимание на её удаленность от коммуникаций, на её стоимость, на удобство. Я забил на всё, кроме потенциала качества вина».

Правда, когда винодел начал строить дороги, проводить электричество и коммуникации, это стоило больших вложений из-за неудобного расположения виноградника.

У винодельческого бизнеса в Крыму есть специфика — рабочих найти трудно, а оборудования нет вовсе. На полуострове Павел покупает только топливо и моющие средства, всё остальное приходится заказывать из континентальной части России и других стран.

В интервью ТАСС он говорит: «Мы сейчас покупаем саженцы за границей. Питомники не готовы заключать прямые контракты с крымскими и севастопольскими предприятиями. Нам приходится иметь посредника на континенте, чтобы купить саженцы. Получается значительно дороже, дольше, сложнее и больше риска. Это увеличивает стоимость на 5–10%. Всё остальное — так же».

За все этапы создания вина Павел отвечает сам. Он уверен — чтобы заниматься этим бизнесом, нужно разбираться в агрономии и виноделии, понимать, как устроен рынок, уметь анализировать и предвидеть тенденции, обладать управленческими навыками, чтобы создать команду и быть её лидером. Даже проект винодельни он разрабатывал лично.

На закладку виноградника в 2008 году Павел пригласил коллег по виноторговому и ресторанному бизнесу, чтобы они сами сажали виноград. Партия разошлась в России, Украине, Норвегии, Дании и Гонконге.

Павел хотел создавать уникальный продукт, чтобы его не сравнивали с аналогами из Бургундии и Бордо. Поэтому он выбрал биодинамику.

За виноградом для биодинамических вин ухаживают согласно фазам луны, лозы удобряют натуральными гомеопатическими удобрениями, например, навозом или кварцем, выдержанном в коровьем роге. Почву обрабатывают плугом. Птиц, животных и насекомых, которые обитают на виноградниках, не травят, а воспринимают как часть экосистемы конкретного виноградника.

В 2014 году виноделу пришлось менять лицензии, кадастровые документы, документы на права собственности. Некоторые процессы продолжаются до сих пор. В остальном дело развивается спокойно и стабильно.

По данным ТАСС, в бизнес Павел Швец уже вложил около €1–1,5 млн и об окупаемости не беспокоится: «Мы не собираемся ничего развивать. Мы высаживаем виноград, делаем пятьдесят тысяч бутылок вина в год, и они все продаются. Мне ничего не надо больше. Мы выращиваем виноград и делаем вино. Чтобы что-то делать хорошо, надо на этом максимально сфокусироваться».

Алексей Скляров, винодельня «Кантина»

  • Натуральные вина и сыры.
  • 15 гектаров виноградников в Анапе (Краснодарский край) и восемь гектаров в Азове (Ростовская область).
  • Год основания: 2013 год.
  • Первые продажи: в 2018 году.
  • Стоимость бутылки в рознице: от 450 до 1000 рублей.

«Владея одной из крупнейших в стране телерадиокомпаний, я, как и многие медиахолдинги, столкнулся с процессом зачистки информационного пространства. Журналистикой стало невозможно заниматься», — вспоминает Алексей Скляров, основатель первого в России частного медиахолдинга. После нулевых он решил вернуться к виноделию, которым раньше занимался «для себя».

Сейчас Алексей владеет виноградниками в Анапе и Азове. Оба участка обошлись в 7,5 млн рублей. В Анапе проще и выгоднее выращивать виноград и развивать агротуризм. Но по мнению предпринимателя, вино продаётся хуже — много конкурентов и короткий сезон.

В Ростовской области всё наоборот: виноградник содержать накладно — сказывается климат, но продажи наладить легче благодаря близости к Ростову. Поэтому виноград из Анапы поступает на переработку в Азов. При винодельне открыты дегустационный зал и своя сыроварня.

Оборудование Алексей купил в Германии у пожилого винодела. «Он продал нам всё: от трактора до гайки, мы загрузили шесть фур и одним караваном привезли всё в Азов. Тогда мы вложились, но нам повезло, что всё купили комплектом», — вспоминает Скляров.

Когда покупаешь подержанное оборудование по частям, сложно собрать всю технологическую цепочку от первичной переработки до розлива. Скляров считает, что из-за этого приходится дополнительно тратиться на подгонку и стыковку её элементов.

«Кантина» первая из фермерских виноделен получила лицензию. На это ушло два года — предпринимателю отказывали четыре раза. Сейчас лицензию получить легче, но желающих мало. По словам Алексея, всё дело в несправедливых условиях для фермеров.

Это подтверждают Рено и Марина Бюрнье, владельцы винодельческого дома Бюрнье: «Российский алкогольный рынок регулируют законы, ориентированные на крупные промышленные предприятия. В результате даже маленькие фермерские хозяйства должны выполнять те же требования, что и заводы: устанавливать ненужное оборудование, нанимать лишних людей, внедрять и обслуживать систему ЕГАИС».

Другая проблема — конкуренция с производителями балкового вина. Его производят из зарубежного виноматериала — фактически из готового сухого вина, часто произведённого из сортовых остатков винограда на винодельнях Аргентины, Испании и других стран.

Такое вино дешевле в рознице, поэтому нетребовательные покупатели отдают ему предпочтение. «Происхождение нашего вина можно по системе ЕГАИС проследить вплоть до конкретного виноградного куста. А то, что стоит на полке в магазине — максимум до выборгской таможни, — говорит Скляров, — мы потребовали, чтобы закон обязывал помечать этикетки балковых вин надписью “происхождение неизвестно”, тогда нам будет легче».

За пять лет Алексей инвестировал в проект 150–160 млн рублей. Окупить их надеется через десять-пятнадцать лет. Официальные продажи начались в 2018 году. Пока вина «Кантина» представлены в Ростове и области в сети «1000 и 1 бутылка», отношения с другими ритейлерами складываются сложно.

Генеральный директор «Кантины» Кирилл Кривонос считает, что для покупателей фермерское вино — новый продукт. И привыкают они к нему медленно. Положение усугубляет отсутствие культуры потребления вина и ограничения в рекламе (только по телевидению с 23.00 до 7.00 и в печатных изданиях, но не на первых и последних страницах — статья 21 Федерального закона от 13.06.2006 N 38-ФЗ «О рекламе»).

Добавить комментарий