web 2.0

«Причина наших финансовых неудач — в расфокусе»: глава бренда Oh, my о трудностях компании и долгах перед сотрудниками

Российский бренд одежды Oh, my уже полтора года должен бывшей сотруднице 100 тысяч рублей — планирует ли основатель компании Сергей Ковеленов это исправлять.

27 ноября бывший PR-менеджер российского бренда одежды Oh, my Дарья Новак рассказала на своей странице Facebook, что основатель компании Сергей Ковеленов не выплатил ей зарплату за два месяца работы летом 2017 года. К публикации девушка приложила отрывок переписки, датированной осенью 2017 года. В сообщении Ковеленов извинялся и обещал расплатиться до конца 2017 года.

В комментариях к публикации Сергей Ковеленов от лица бренда Oh, my принёс извинения бывшей сотруднице и предложил вместе составить график погашения задолженности. Задержки в оплате Ковеленов объяснил финансовыми проблемами в компании.

3 декабря Новак опубликовала ещё одну запись, в которой рассказала, что в личных сообщениях вместо возврата долга основатель Oh, my предложил ей «постучать **** по лбу».

Кроме того, под публикацией Новак Ковеленов оставил комментарий, в котором предложил пользователям Facebook скинуться девушке на зарплату, купив вещи у него на сайте и использовав промокод DASHENAZP.

Сергей Ковеленов рассказал vc.ru, что привело к конфликту с сотрудницей. По словам предпринимателя, Новак работала в компании четыре месяца с лета по осень 2017 года. Oh, my заплатила девушке за два месяца, а ещё за два осталась должна. Сумма долга — 100 тысяч рублей.

Когда мы поняли, что больше не можем позволить себе PR-специалиста, то расстались с Дарьей по-хорошему. Мы не игнорировали её сообщения и не планировали умышленно не выплачивать деньги.

Мы всегда были с ней на связи и называли сроки выплаты, но пропускали их из-за сложного экономического положения в компании. Я остался должен 14 сотрудникам в общей сумме около 1 млн рублей и выплачивал долги согласно списку. Дарья была одной из последних, с кем мы расстались, поэтому она была в конце списка.

Сергей Ковеленов

Ковеленов утверждает, что в день после первой публикации Новак написал ей личное сообщение, в котором предложил выплатить 20 тысяч рублей сразу, а остальной долг погасить по составленному графику. Предприниматель также попросил бывшую сотрудницу удалить запись в Facebook. «Она согласилась, сказав, что посоветуется с юристом, как правильно составить график, и вернётся с ответом», — упоминает Ковеленов.

На следующий день, по словам основателя бренда, девушка решила его шантажировать: «Даша ответила, что хочет получить 50 тысяч рублей сразу, а остальное — по графику выплат. Иначе подключит журналистов».

Это шантаж и манипуляция, поэтому в ответ на подобное единственное, что я могу ей предложить, это постучать **** по лбу.

Я считаю, что адекватно отреагировал на подобное поведение. Я рад, что твёрд в своей позиции и не буду менять своё мнение под давлением. На шантаж и манипуляцию я стучу **** по лбу.

Да, вляпался в пиар-скандал, это вылезло в социальные сети, но фраза просто выдрана из контекста. Она очень большая молодец — выполнила работу пиарщика на пять баллов, жалко, что не у нас.

Если бы у нас всё действительно было так плохо с невыплатами зарплат, то к Дашиному посту присоединись бы другие бывшие сотрудники. Но этого не произошло. Ни один наш сотрудник ничего негативного про нас не написал.

Сергей Ковеленов

Также Ковеленов утверждает, что отношения между ним и Новак были оформлены по договору возмездного оказания услуг.

Записью девушки поделился ещё один бывший сотрудник Oh, my — Алексей Ивановский. Он упомянул, что Ковеленов должен ему 150 тысяч рублей на протяжении трёх лет.

Комментарий бывшей сотрудницы Oh, my Дарьи Новак

Пост был опубликован открыто в моем Facebook, потому что Сергей не реагировал на необходимость закрыть долг. После первого поста он предложил перевести 20 тысяч рублей за его удаление с формулировкой: «Да я всё понимаю, но я выбираю между выплатить и не выплатить. А пост — это в сторону не выплатить».

С его стороны так же было обсуждение графика. Но сроки всех графиков прошли примерно год назад, поэтому я отказалась. Я не думала, что это выйдет за рамки моих социальных сетей, но вскоре мне пришло сообщение от журналистки из «Бумаги» с запросом на комментарий к запланированной публикации о ситуации.

Я написала Сергею, что у меня висит запрос от журналиста и нам надо сворачивать эту историю. Он опять сказал про график и невозможность полной выплаты сейчас. Я опять отказалась, но предложила вариант покрытия половины долга.

Запрос на выплату просроченной на год зарплаты показался основателю Oh, my шантажом, поэтому в следующем сообщении я уже получила предложение «постучать **** по лбу».

Я не считаю, что история о наших с Сергеем рабочих взаимоотношениях заслуживает такого внимания, но на нашем примере в очередной раз вскрылась большая проблема того, что работодатели считают труд фрилансеров дополнительными затратами, а не основными.

Как сказал сам Сергей «Бумаге»: «Наша задача — не вернуть долги, наша задача — сделать классный продукт, продолжать работать, получать прибыль и из этой прибыли закрыть задолженность». А люди, которые на таких работодателей работали, как-нибудь справятся без обещанной зарплаты.

Дарья Новак

На что тратят деньги в Oh, my

По словам Ковеленова, выручка Oh, my за 2017 и 2018 годы составила по 20 млн рублей. Но компания всё ещё не прибыльная — все доходы уходят на операционные траты — зарплаты сотрудникам, аренду офиса, склада, рекламу, производство, а также возврат банковских кредитов.

Я считаю, что причина финансовых неудач в расфокусе — мы в принципе забыли, кто мы такие. Oh, my — это базовые вещи. Когда мы начали выпускать пальто и цветные куртки, то ушли от нашей концепции базовых вещей.

Мы вложили деньги в неликвид — весной произвели 670 вещей и распродали почти всё за пять месяцев. Целых пять месяцев одежда лежала на складе и не приносила прибыли, это очень долго.

Сергей Ковеленов

Чтобы сократить траты и выйти на прибыль, Ковеленов планирует сократить количество артикулов и шить только базовые вещи — носки, трусы, футболки, толстовки и худи. Кроме этого, в женской коллекции владелец бренда планирует оставить несколько моделей платьев и боди. Также после новогодних праздников в Oh, my вырастут цены на одежду — в среднем на 10–20%.

Если бы мы были большой компанией и продавали 1000 артикулов, то могли бы позволить себе делать 100 из них нестандартного цвета. А когда мы продаём всего 100 артикулов, то пошить отдельно десять не можем себе позволить — это дорого и никому не нужно.

Сергей Ковеленов

В начале 2019 года Ковеленов планирует выпустить коллаборацию под названием «Отдай another day» в сотрудничестве со всеми, кому предприниматель остался должен денег. По задумке владельца бренда, каждый бывший сотрудник сможет придумать уникальный принт для базовой вещи, и с её продажи компания выплатит свой долг перед ним.

Что касается бренда — за последние несколько дней на фоне этой ситуации у нас выросли трафик и продажи.

Я считаю, мы должны дать подобный ответ. Нас обвиняют в том, что мы непорядочные — мы обязаны это и подтвердить, и выйти из положения красиво.

Если бы это была продуманная PR-акция, то я бы всё сделал красивее. Всё вышло очень неуклюже.

Сергей Ковеленов

Комментарий юриста

Как только девушка узнала о нарушении её прав, ей следовало обратиться в суд — доказывать факт трудовых отношений и размер оплаты.

Сейчас что-либо предпринимать уже поздно — согласно статье 392 ТК РФ сотрудник имеет право обратиться в суд на протяжении года с момента обнаружения нарушения его прав. Поэтому сейчас выплата долга остаётся на совести работодателя.

Если же с девушкой не было заключено никакого трудового договора, сейчас она может попытаться написать жалобы в прокуратуру, Рострудинспекцию и налоговую. Но главный вопрос — какие доказательства сотрудница готова предоставить.

В качестве доказательств подойдут скриншоты переписки и банковских переводов между предполагаемым работником и работодателем, свидетельские показания других сотрудников компании, скриншот вакансии, по которой человек откликнулся.

Ольга Пономарёва
управляющий партнёр в юридическом бюро «Пронина, Пономарёва и Партнёры»

Материал подготовлен при участии Никиты Евдокимова.

Добавить комментарий