web 2.0

Верят в бессмертие, но не гарантируют оживление: сколько зарабатывает компания «Криорус» на хранении тел в жидком азоте

Крионирование стоит более 1 млн рублей, но в хранилище компании почти нет свободных мест.

«Криорус» хранит тела людей и животных при сверхнизкой температуре, которая практически полностью останавливает разложение.

В мире есть ещё две крупные компании с собственными хранилищами, обе находятся в США. Эта деятельность легальна, но научных исследований о возможности оживления людей пока нет.

Основание компании

Идея возникла в 2006 году на одном из семинаров «Российского трансгуманистического движения» — общественной организации, выступающей за долголетие и бессмертие.

Один из членов движения Данила Медведев рассказал, как провёл второе в стране крионирование женщины в Санкт-Петербурге. Первое криосохранение мозга провёл его колллега по движению Игорь Артюхов в 2003 году.

После выступления члены организации решили создать первую в России криофирму для замораживания и хранения тел людей и животных — в надежде на их оживление в будущем. «В первую очередь мы хотели сохранить наших родственников», — говорит соосновательница и нынешний гендиректор компании Валерия Удалова.

Всего у «Криорус» 11 сооснователей. Данила Медведев стал первым гендиректором, но в 2009 году отошёл от оперативного управления, сосредоточившись на собственных проектах (он развивает инструмент для создания моделей «НейроКод» и систему для манипуляцией атомами в виртуальной рабочей среде «НаноЛаб»), и его сменила Удалова.

На старте предприниматели вложили в компанию $12 тысяч из личных средств. Они организовали первое криохранилище компании — в актовом зале бывшей школы в подмосковном Алабушеве.

В 2012 году «КриоРус» переехала в новое хранилище под Сергиев Посадом. На здание и участок в 400 м² основатели потратили около 1,5 млн рублей. Сейчас в нём содержатся тела и головы криопациентов, их мозги, образцы ДНК, а также домашние животные.

Технология работы

В 1962 году в США вышла книга физика и математика Роберта Эттингера «Перспективы бессмертия», в которой он рассуждает о возможностях победить старение и смерть. Первый в мире человек был крионирован в США в 1967 году.

Ещё через девять лет Эттингер основал «Институт крионики» — первую в мире криокомпанию с собственным хранилищем, которая продолжает работать.

Масштабные исследования в области крионики не ведутся после того, как первые попытки крионирования органов не увенчались успехом. Массово проводятся только эксперименты по заморозке маленьких объектов и клеток, например, почки кролика или сердца свиньи.

Также российским учёным удалось оживить замороженных червей — нематод. Нужно понимать, что это очень дорогие эксперименты, в отличие от медицинских исследований, на них редко выделяются деньги.

Валерия Удалова

Технологии крионирования в России и США принципиально не отличаются. Сначала тела (в компании их называют «криопациентами») предварительно охлаждают с помощью сухого льда.

Затем вводят гепарин (средство против образования тромбов ) и заменяют кровь на специальное вещество — криопротекторы (на основе глицерина и других компонентов), чтобы в клетках не появлялись кристаллы льда.

Потом тело обкладывают сухим льдом и транспортируют в хранилище. Там его помещают в десятиметровую ёмкость (она называется сосуд Дьюара) для хранения в жидком азоте при температуре –196°С.

Сосуды Дьюара не содержатся автономно — примерно дважды в месяц их нужно подкачивать жидким азотом и поддерживать вакуум между стенками.

В «Криорус» уверены, что коллеги по трансгуманистическому движению будут развивать компанию и хранить криопациентов даже если с основателями что-то случится. Впрочем, по договору компания не гарантирует хранение своих клиентов в неизменном виде и их последующее оживление.

Крионирование возможно даже после проведения вскрытия или серьёзной аварии. «В этом случае мы сохраним то, что есть», — говорит Удалова. По её словам, технических ошибок в проведении процедуры у компании никогда не было.

Для проведения перфузии (замены крови на криопроектор) у «Криорус» по всей стране есть так называемые группы быстрого реагирования. Это команды специально обученных волонтёров, почти все они — врачи-хирурги.

«Нам постоянно пишут, есть сотни волонтёров, которые что-то хотят делать», — рассказывает Удалова. — Врачу достаточно недели, чтобы научиться нашей методике». Если волонтеры не могут выехать, компания пользуется услугами бальзамировщиков — во время учёбы они учатся делать подобные процедуры.

Основной вид деятельности компании по уставу — научные исследования. По словам Удаловой, с непониманием со стороны надзорных органов они никогда не сталкивались. «Наоборот, иногда мы осуществляем ответственное хранение для следственных органов», — добавляет она.

Однако жители домов неподалёку от криохранилища жаловались на такое соседство. Кроме того, однажды в компанию пришла прокурорская проверка после сюжета в СМИ о том, что в их хранилище нелегально хранятся части тел, но никаких нарушений проверяющие не нашли.

Основные текущие статьи расходов компании — это зарплаты четырёх штатных сотрудников и техобслуживание. Подкачка сосудов Дьюара жидким азотом обходится примерно в 100 тысяч рублей в месяц.

Себестоимость одного такого сосуда вместимостью до 10 человеческих тел — 1,5 млн рублей. Сосуда меньшего размера — 300 тысяч рублей. Сейчас у компании три больших сосуда и два маленьких.

Их производят из композитных материалов на собственном производстве «Криорус» под Псковом. Компания оборудовала свой цех в 2012 году, потратив на запуск около 1 млн рублей. Свободное пространство на заводе арендует компания, которая производит яхты. Название завода гендиректор «Криоруса» не разглашает.

Также компания снимает офис в центре Москвы, однако стоимость аренды Удалова не раскрывает. По её словам, в ближайшее время команда планирует найти более просторное помещение.

Клиенты и доходы

Полное крионирование тела в «Криорус» стоит $36 тысяч по курсу на дату подписания договора. Сохранение головы или мозга (нейросохранение) — $15 тысяч для россиян и $18 тысяч для иностранцев.

Для этого компания заключает договор на 100 лет с автоматической пролонгацией каждые 25 лет без дополнительной оплаты. Сохранение ДНК на 25 лет обойдется в 60 тысяч рублей.

За 14 лет «Криорус» заключила около 500 договоров на крионирование людей и 90 на крионирование животных. Из них уже крионированы 66 человек и 33 животных. Около 20% клиентов компании — иностранцы (больше всего из Италии и Украины).

По данным «Контур.Фокус», в 2017 году выручка «Криорус» составила 12 млн рублей, прибыль — 9,6 млн рублей. Финансовые показатели за 2018 год в компании не раскрывают. «Изначально мы договорились всю прибыль реинвестировать обратно на развитие крионики, также почти у всех сооснователей есть другой бизнес», — рассказывает Удалова.

По её словам, в 2018 году году компания заключила около 70 договоров. Она рассчитывает, что в 2019 году количество заключённых сделок превысит этот показатель.

Договоры на сохранение тела и сохранение мозга заключаются в пропорциии 50:50. Если договор заключает будущий криопациент самостоятельно, то к нему прилагается заверенное нотариусом завещание на его тело или письменное волеизъявление.

Одного из клиентов — последователя трансгуманизма Михаила Воронина — крионировать не удалось, потому что его кремировала вдова. По словам Удаловой, через полгода она попросила компанию вернуть деньги.

«Деньги мы никогда не отдаём по одной причине — чтобы не было соблазна. Мы думаем поменять договор: если родственники помешали крионированию, то они заплатят за это», — говорит Удалова. По её словам, женщины — родственницы клиентов — часто выступают против крионирования.

По мнению советника юридической компании Tomashevskaya & Partners Романа Янковского, у компании не получится оставить деньги себе в том случае, если человека, например, не нашли после авиакатастрофы.

«Наследники являются правопреемниками по таким обязательствам. Если фактически тело не было передано в хранилище, то они могут вернуть уплаченные деньги за вычетом понесенных компанией расходов по подготовке к хранению», — поясняет он.

Не все клиенты могут сразу заплатить за крионирование, поэтому компания предлагает рассрочку до двух лет, однако чётких правил нет — каждый случай рассматривается индивидуально.

Сейчас у «Криорус» есть два должника. «Один из наших криопациентов умер в Великобритании, и его перевезли в наше хранилище. Его сын оплатил нам первую часть — 15%, и сейчас он продаёт поместье в Индии стоимостью $300 тысяч, чтобы с нами рассчитаться», — рассказывает Удалова.

Кроме того, компания заключила предварительные договорённости с банками о возможности проводить крионирование в кредит, но подробности гендиректор «Криорус» не раскрыла.

Также в компании планируют продвигать страховку для молодежи с ежемесячными взносами $50–100 (их размер зависит от возраста и места проживания клиента) в счёт будущего крионирования, которые будут выплачиваться до момента потери трудоспособности. По словам Удаловой, «Криорус» уже заключила около 30 таких договоров.

Компания открыла представительства в Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Милане и Южной Корее и ежемесячно получает около 150 звонков от потенциальных клиентов.

У «Криорус» есть агенты в Нью-Йорке, Италии, Южной Корее, Белоруссии. По словам Удаловой, продажи через них пока идут медленно, например, в Италии удалось заключить только четыре договора на крионирование. Также компания развивает агентскую сеть по России: уже открыты представительства в Санкт-Петербурге и Челябинске.

«Наши клиенты — в основном люди с высшим образованием, больше мужчин, но не намного. Много программистов, средний возраст — 35 лет. Совсем богатых людей мало», — рассказывает гендиректор «Криорус».

Стоимость компании Удалова оценивает в $20 млн.

Продвижение и ICO

Первое время после запуска компании клиенты приходили по рекомендации. Интерес потенциальных клиентов усилился, когда компания разослала первый пресс-релиз — и о ней написали СМИ. По словам Удаловой, в компании практически никогда не отказываются от съёмок и интервью.

Платным продвижением компания раньше не пользовалась, но сейчас планирует попробовать интернет-рекламу и раскрутку в Instagram. «Мы искусственно сдерживали рост, потому что мало места для хранения», — объясняет Удалова.

Периодически «Криорус» участвует в профессиональных выставках. «Нас обычно зовут участвовать бесплатно, — рассказывает Удалова. — Выставки помогают нам налаживать связи в похоронной индустрии, сейчас почти все нас там знают».

В 2017 году «Криорус» провела ICO, предложив потенциальным инвесторам скидки до 50% на крионирование. Токены компании приобрели около 1500 человек по курсу $1 за токен.

С помощью ICO предполагалось собрать деньги на новое криохранилище в Швейцарии, но эта цель пока не достигнута. По словам Удаловой, на подготовку к ICO ушло около $10 тысяч.

Около 3 млн токенов компании были украдены. По словам Удаловой, однажды к ней пришли неизвестные, которые якобы хотели инвестировать в компанию. Через пять месяцев, в ходе очередных переговоров, злоумышленники, оставшись одни в комнате, получили доступ к её компьютеру и вывели токены.

«Они давили на нас, чтобы мы продолжали продавать этот токен, но я решила, что мы больше не будем его поддерживать, — рассказывает Удалова. — Мы выпустили другой токен и перевели его всем, кроме воров». Сколько средств удалось привлечь благодаря ICO, Удалова не раскрывает.

Ближайшая цель компании — открыть новое хранилище в Подмосковье с большими лабораториями. Нынешнее практически полностью заполнено. По словам Удаловой, им понадобится здание на территории примерно 500 м².

Сумму возможных вложений в новое хранилище она не раскрывает, но отмечает, что компании предложили открыть кредитную линию на $8 млн. Привлекать инвестиции она опасается из-за возможных сложностей в управлении компанией, а получать гранты у «Криорус» пока не выходит.

«Хотя крупные американские компании вроде Alcor и Института крионики активно работают со спонсорами», — заключает она.

Мнение о перспективах крионики

Исходя из современных научных взглядов, личность определяется тем, как в мозге разные типы клеток соединены друг с другом. Наш мозг может прожить без энергии (глюкозы и кислорода) около пяти минут, а потом начинаются необратимые разрушения — умирают прежде всего нейроны в лобных долях, которые отвечают за наше поведение.

Бывает, что утонувшего человека выловили, откачали. Те центры мозга, которые отвечают за дыхание и пищеварение, восстановились, а соображать человек не может, перестаёт узнавать людей и так далее. Это человеческая черта. А если, например, отрезать голову ящерице, её мозг ещё проживёт 20 минут.

Человек умирает, где-то лежит, потом его привозят и замораживают. За это время в мозге происходит столько изменений, что даже самые лучшие учёные будущего, думаю, не справятся с тем, чтобы вернуть его к полноценной жизни.

Если было бы можно получить полную информацию о том, как устроен мозг, как его полностью сохранить, то, возможно, получится его сберечь, но для этого нужно, чтобы чуть ли не при жизни замораживали человека.

Филипп Хайтович

нейробиолог, профессор Сколковского института науки и технологий

Добавить комментарий