web 2.0

Забытый в лесу клиент, пробитая каблуком стена, разлетевшиеся голуби — истории со съёмок рекламных роликов

Рассказы студий продакшна Zebra Hero, Punch Production, SKBD.SH, Perspective Production, «Рабочего названия», Pravda.production, Bakehouse и Pena.

Вспоминается несколько историй.

1. На съемках ролика для «Сбербанка» актёр, который играл консультанта в отделении, по сценарию должен был встречать девушку у входа. Режиссёр попросил актёра добавить больше эмоций и ненадолго влюбиться в девушку. Актёр воспринял просьбу слишком буквально и после команды «стоп» подошёл к ней и в шутку попросил номер телефона. Прошло два года, а они до сих пор вместе и любят друг друга.

2. Мы снимали сериал для Samsung на территории заброшенного завода, к которому шли железнодорожные пути. Самый большой световой прибор стоял на большом трёхметровом штативе и для верности был привязан к старому поезду — вдруг ветер подует. В середине смены этот ржавый старый поезд вдруг сдвинулся на пару сантиметров вперёд. Прибор со страшным скрежетом медленно повалился вбок и с большой высоты рухнул вниз. Это был самый лучший спецэффект, который мы видели в жизни.

3. На съёмках Instagram-сериала для Министерства туризма Швейцарии, мы снимали сцену, где актриса Равшана Куркова седлает коня и едет на нём в гору. Познакомились с конём, несколько раз отрепетировали — всё отлично. Но когда включилась камера, мы поняли, что конь очень не любит сниматься. Он стал брыкаться и чуть не убежал с актрисой в поле. Пришлось пересадить Куркову на плечи одного из членов съёмочной группы и доснимать всё на крупных планах.

4. Мы снимали серию роликов для группы «Пик». В качестве локации использовали настоящий дом, который был не до конца построен. Выбрали самый красивый подъезд и решили снимать там. По сценарию бегун соревнуется с маленькой девочкой, кто быстрее доберется до 12-го этажа — он бегом, она на лифте. Когда пришли снимать, выяснили, что лестничная площадка построена только на втором этаже, а дальше ещё нет. Пришлось несколько раз снимать одну и ту же площадку, немного меняя свет.

5. Мы снимали ролик для спортивного питания DiaVita в Париже с французскими актёрами. По сценарию одна из историй была с влюблённой парой, которая должна была целоваться. Оказалось, что накануне съёмок они расстались.

Андрей Пауков
сооснователь креативного видеоагентства Zebra Hero

1. В первой год работы у нас случился малобюджетный проект с длинной сменой в парке. Мы закончили вечером, въезд в парк был закрыт, группа разошлась и остались хрупкая девушка-продюсер, режиссёр, стол для настольного тенниса, велосипед, батут, маты, книги и прочий реквизит, который нужно вывезти за территорию парка, где нас ждала машина.

Расстояние большое, сил нет, что делать — непонятно. Таскать вдвоём пришлось бы два часа. Пришла идея. Луна, деревья и два силуэта. Один толкает гору реквизита на столе для настольного тенниса, вторая катит увешенный пакетами велосипед. Ситуация обострялась тем, что в парке стояли бесплатные столы для настольного тенниса и выглядело это так, будто мы украли стол и всё, что можно унести из парка. «***** себе», — сказал водитель газели сказал в нашу сторону, когда мы вышли из ночи. Потом сидели на лавочке, курили и спрашивали себя: «А так будет всегда?»

2. Как-то раз мы снимали сцену, в которой собака встречала хозяина дома после работы. Бюджет проекта был маленьким, да и роль не предполагала особенной актёрской игры, поэтому на роль хозяина мы взяли непрофессионального актёра — модель.

Обычно снимать животных непросто — они не понимают команды режиссёра. Но наша собака была уникальной — дубль за дублем она радостно подбегала к двери, виляя хвостом и радостно повизгивая, а наш актёр шесть дублей подряд не мог выдать правильную эмоцию радости. Пришлось снимать много дублей подряд из-за актёра, а не из-за собаки.

3. Как-то раз для видеоролика нам нужно было сфотографирать интерьер магазина клиента. Магазин расположен в одном из торговых центров столицы, и чтобы спокойно сфотографировать его, мы попросили доступ после закрытия — в ночные часы. Для этого нужно было договориться с администрацией торгового центра. Эту задачу взял на себя клиент.

Мы приехали на съёмку к 11 часам вечера. С нами целый автомобиль светового оборудования, и нас четверо: продюсер, ассистент, фотограф и ассистент фотографа. Подходим к охране торгового центра и просим нас пропустить на съёмку. Важно заметить, что внутри торгового центра расположена гостиница, которую облюбовали трудовые мигранты. И доступ в эту гостиницу круглосуточный — мимо охраны группами по 2-6 человек постоянно проходят рабочие на ночёвку. Внутри ТЦ работает магазин «Виктория 24», и в него тоже ходят люди. Охрана просто сидит рядом с коридором и смотрит на это.

Мы говорим, у нас съёмка, всё согласовано, а они показывают нам список, в котором только три человека: продюсер, ассистент и ассистент фотографа. А фотографа — нет. Оказалось, клиентский менеджер странно составил письмо и потерял фотографа. Просим охранника пустить фотографа без списка. Он звонит старшему по смене, и в рацию мы слышим: «В списках нет? Ну и всё тогда — пусть рядом с тобой сидит. И в «Викторию» её не пускай. И в хостел пусть не думает даже. Конец связи».

Начали скандалить, призывать к разуму и адекватности, но нет. Решили снимать, потому что охрана пригрозила, что выгонит нас со всей аппаратурой.

Выглядела съёмка так — мы втроём расставляли свет, камеру и делали пару снимков. Бежали 40 метров по коридору к фотографу, которая сидела за столом рядом с охранником. Она смотрела в экран и говорила нам, что поправить. Мы бежали обратно, правили свет, правили позицию камеры, делали новые кадры и снова показывали ей. Получилось неплохо, только долго. И люди, проходящие мимо магазина, странно на нас поглядывали.

4. В ролике для Sony был кадр, где девушка примеряет одежду, не может найти подходящую и раздражённо бросает туфлю за спину. По раскадровке туфля должна была эпично лететь прямо в камеру. Мы поставили защитное стекло перед камерой, но девочка всё не могла попасть и в итоге пробила стену каблуком. Съёмка происходила в большом доме, и в какой-то момент мы поняли, что потеряли продюсера. Нашли её в той комнате, с кисточкой и мольбертом в руках. Чтобы не отрывать группу от обеда и не потерять залоговые деньги, она закрашивала пробитую стену локейшена.

Егор Мараев
сооснователь продакшн-студии Punch Production

1. Почти все забавные истории на съёмках происходят, когда проект необходимо сделать в горящие сроки. На съёмках клипа группы MBand «Правильная девочка» мы отсняли сцену в одной локации и начали переход в другую. Все понимали, куда переезжает группа. Но в какой-то момент режиссёр Алексей Куприянов решил что-то изменить и сказал только своему департаменту и осветителям переезжать к генератору на противоположный конец локации.

Съёмка была масштабная — с дроном, сотней девиц-фанаток, голубями, и всё это рядом с метро с толпой прохожих. Стояла жуткая жара. На площадке был продюсер группы Константин Меладзе. Когда караван стал переезжать, началась неразбериха, никто не понимал, кто куда идет, в рацию были слышны истошные крики, мат. Я понимал, что клиент это слышит и, пытаясь сохранить спокойствие, говорил: «Группа переходит на вторую волну».

В какой-то момент дрессировщику голубей показалось, что скомандовали запустить голубей, и он открыл клетки. Голуби стали по одному выпрыгивать. Администраторы стали ловить ошарашенных голубей. Если бы птицы разлетелись, то провал — других голубей не было. В момент ловли голубей вся площадка мгновенно успокоилась, и все начали смеяться. Мне тоже было очень смешно. Потом. Но не тогда.

2. Как-то раз мы снимали ролик для открытия выставки Expo-2017 в Астане. Заказчик оказался добрым и лояльным, не вмешивался в съёмочный процесс и совершенно растворился среди нас.

В результате мы случайно забыли его одного посреди ночного леса. Только благодаря администратору, что-то забывшему на площадке и вернувшемуся туда на машине, мы вывезли из леса своего клиента.

Николай Новиков
генеральный директор студии продакшна Perspective Production

Для одного из роликов нам нужно было найти режиссёра с диабетом. По задумке мы хотели показать, что с диабетом можно жить полноценной жизнью — поэтому решили, что вся съёмочная группа должна состоять из людей с диабетом. Это задача оказалась из разряда — а теперь пойдите и узнайте, у кого нет почки.

Людям не нравится об этом рассказывать — да и мы искали только топовых иностранных режиссёров. Письмо, как бы мы ни старались быть вежливыми, получалось в формате: «Чувак, привет. Нам очень нравятся твои работы. Скажи, а ты случайно не диабетик? Нам нужен диабетик». Поссорились со многими, а один американец нам ответил, что если он толстый — не значит, что диабетик. Обиделся и написал в Facebook: «Эти русские — придурки. Я так давно хотел с ними в России поработать, а они ищут режиссёра с диабетом».

Забавно, но это сыграло нам на руку — среди его друзей нашёлся прекрасный режиссёр с диабетом, и мы выиграли тендер.

Михаил Романов
сооснователь агентства SKBD.SH

Вся наша работа — это бесконечное количество коротких забавных зарисовок. Особенно много их было, когда мы только начинали снимать видео. Например, история про разрезанный пилой промышленный лифт, в который не помещался кран. Вот несколько анекдотов, интересных и без знания деталей проекта.

1. Для финальной заставки красивого ролика в Крыму нужен был кадр с большой полной луной. Пять дней охотились за луной. Два платных приложения по мониторингу звёздного неба. Просчёты азимута, восхода луны. Несколько попыток — и тотально затянутое облаками небо. В последний день снова дождь, группа приуныла.

Продюсер Лена Власова решительно сказала: «Мы едем на точку, и луна там будет». Приехали, выставили кадр, разожгли костёр, который должен быть по сюжету, и ждём. Облака разошлись — луна огромная, но не там, где ждали. Малая группа, рабочих-постановщиков нет, облака вот-вот снова закроют луну. Режиссер в рацию: «Луна на полградуса правее — берем костёр и палатку и бежим 50 метров вправо».

Все затупили, а у нас была минута, чтобы снять этот кадр. И тогда Лена, как настоящий русский продюсер, взяла костёр руками и перенесла на нужную точку. Уникальный кадр с огромной луной был снят.

2. Группа во главе с режиссёром Ваней Проскуряковым сидит перед монитором в конце длинной смены и смотрит, как оператор Женя Козлов снимает кадры мельчайших деталей оборудования для проекционного навигатора. Всё очень красиво подсвечено разными цветами. Вдруг на мониторе появляется классный кадр, и камера мягко идёт. Все переглянулись: «Круто, красиво». Режиссёр: «Спасибо, Женёк, стильно». Смотрит на Женю, а тот уснул.

Игорь Сайфуллин
генеральный продюсер бюро «Рабочее название»

Однажды я снимала кампанию для одной марки вина. По концепции у нас должно было быть три девушки: блондинка, брюнетка и рыжая, причём сниматься они должны были в откровенном виде. На кастинг было мало времени, поэтому проводили его по фотографиям.

У клиента было предпочтение по модели-блондинке, которую он сам нашёл в интернете. Я знала, что она активно снимается в проектах для взрослых. Это накладывает отпечаток на внешность и поведение модели перед камерой. Я пыталась донести это до клиента, но это оказалось бесполезно.

Настал день съёмки, восемь часов утра, прекрасный Академический район. Я подъезжаю на такси и собираю взглядом идущих к студии членов команды и наших актрис. Блондинка к тому моменту ещё не приехала. Зато я увидела девушку, которая должна была быть брюнеткой. Красивая, грациозная, с шикарными волосами до попы — всё как на фотографии, за исключением одной детали. Эти самые шикарные волосы у неё были рыжими. Оказалось, что она на днях перекрасилась, но никому об этом не сообщила.

Я сама не помню, но члены команды рассказали, что я даже не спросила у неё, согласна ли она перекраситься. Я отправила ассистента в ближайший супермаркет за тремя коробками краски. До прихода клиента оставалось полтора часа. Покрасили мы нашу русалочку на скорую руку, отмыли в туалете — и стала рыжая брюнеткой.

Прибыла блондинка. Она выглядела в жизни ровно так, как того ожидали мы, и не так, как ожидал клиент. Спустя два часа съемок клиент согласился, что нужно срочно искать замену. Как сейчас помню: стою я посреди площадки и судорожно обзваниваю Москву в поисках фигуристых блондинок, готовых оперативно приехать на кастинг и сниматься топлес для алкогольного бренда. Ничего, справились, нашли. Вот так я отметила свой день рождения на площадке.

Самым крутым актёром на моей практике оказался медведь. Мы снимали самого востребованного медведя России — Стёпу. Готовились к худшему, но зря. Он оказался восприимчивым, выполнял кучу команд, чутко реагировал на людей, радовался, когда его хвалили. А ещё Стёпа — дамский угодник: когда по сценарию на диване с ним сидели девушки, он гордо и грациозно складывал огромные лампы с красивым и страшным маникюром им на колени, тянулся обниматься и целоваться.

Никто не хотел с ним расставаться. Более того, в соседней студии снимали дико популярного музыканта. Но все его побросали и прибежали к нам на Стёпу смотреть. Кому нужны эти музыканты, когда есть медведь?

Любовь Беневоленская
генеральный директор продакшн-студии Pravda.production

Мы снимали в холодном павильоне. Актриса в лёгком однотонном летнем платье. Поясной план. Клиент подзывает продюсера и просит отдалёнными фразами и намёками согреть актрису, так как ей «холодно» (у неё видно соски), ибо снимаем кофе, и это слишком сексуально.

Продюсер также намёками в рацию просит команду «согреть» актрису. На что команда мастеров по свету на всю площадку вещает в рацию: «А нам нравится».

Из трудностей — снимали в Карелии сцену, где парень с девушкой должны идти вдоль озера по лугу. Но видно должно быть близко и озеро, и дорожку, и дома вдалеке. Найти место было сложно, но мы обнаружили живописное озеро с домами на заднем плане, но без дороги и подъезда. Приняли решение построить туда дорогу за два дня — отсыпать гравием от ближайшей деревни, чтобы техника проехала.

И вот ночь перед съёмками, мотор в шесть часов утра, команда должна быть на месте в четыре, идёт проливной дождь. Всю построенную дорогу размыло напрочь. В два часа ночи в Карелии, в 200 км от Петербурга ищем выходы. В итоге нашли автоклуб машин-буханок, которые, кажется, единственные машины в мире, способные пройти по этой жиже. В итоге они туда-сюда возили команду и технику к меcту съёмок.

Аля Луговая
генеральный продюсер продакшн-студии Bakehouse

Проект был на стадии пост-продакшна, мы с коллегой — на стадии маниакально-депрессивного синдрома. Креативная группа не утверждает дикторов. Презентовав несколько сотен демозаписей и получив отказы, перешли на стадию «Этот дядя в этой версии дубляжа вот этого фильма воде неплох, найдёте?»

И мы находили. Голоса из VHS-кассет, радиоэфиров, известных и неизвестных промоутеров. Мы стали Shazam в мире голосовых связок. Но никто не подходил.

Агентский продюсер, измотанный не меньше нашего, позвонил с предложением записать голос диктора, похожего на тембр якобы умершего пару лет назад Владимира Быстрякова.

Я сполза куда-то под диван, хрюкая. В своё время приходилось сколачивать фундусы для декорации, быть жертвой падения этой декорации, выбираться из-под завалов, таскать огромный кран по Ленинградскому проспекту, перекрывать дороги, брить бобра, находить любых знаменитостей. Но как записать голос трупа — мы не понимали. Но сдаваться не собирались.

Пара часов гугло-рефлексии меня навели на мысль. Оказалось, что у Быстрякова есть взрослый сын. Мы предположили, что его голос похож на отцовский и решили позвонить.

— Алло, здравствуйте. Это Василий? Василий, привет. Я продюсер. Знаю, что ваш отец — Владимир — был культовым диктором. Вы меня простите, я сожалею о вашей потере.

— Спасибо. Но мы вроде не потеряли ничего. Вы чего хотите-то?

— Ой, вы извините. Но тут такое дело… Нашему ролику очень нужен голос вашего отца. И мы подумали… Так как он умер, мы хотим попросить вас попробовать начитать наш текст его голосом. Только нужно сначала это сделать на диктофон телефона, а потом мы будем показывать клиенту, и если им понравится, то…

— Погодите-погодите. Девушка. Ничего не понял. Ещё раз, кто умер?

— Ну, отец ваш. Диктор Быстряков. Примите соболезнования.

— Девушка. Вы здоровы? Он рядом со мной сидит.

Из трубки совсем глухо послышалось старческое кряхтение: «Вась, а Вась? Кто там умер? Я? Если я, то ты скажи, что не умер я нифига. Хе-хе. Эй, вы там! Сами вы умерли!»

Глаза коллеги стремительно округлились, скупая продюсерская слеза покатилась у нас обеих.

Из трубки продолжали:

— Алло? Вы чего молчите-то, продюсер? Вы-то живы сами?

— Я? Да. Как я рада! Вы наше спасение. Василий, слушайте. Слушайте сюда.

Мы объяснили Василию, что нам срочно нужна записанная на телефон демозапись. Выслали ему текст, договорились о дате и времени чистовой озвучки и забили студию. Чуть не подрались за право первенства презентовать новость агентству.

— Алло, ребята! Мы записали для вас Быстрякова!

— Так он же…

— Знаете что, когда у нас проект идет — ничья смерть нас не остановит. Понятно? Демозапись в почте.

Это был триумф столетия. Мы скакали козлом по офису, напевая: «Кто может заставить мёртвого записать демо? Мы можем заставить мёртвого записать демо».

А вот и долгожданный ответ на почте. Мы, румяные от счастья, бросились к монитору. Нет ничего приятнее писем с похвалой. Открываем.

«Девочки, всё-таки не подходит. Он недостаточно серьёзный что ли. Найдите нам что-то похолоднее, посерьёзнее, поглубже. Есть сомнения».

Вот и всё. Одно письмо — и наши песенки и горделивые танцы превратились в мираж. Ничего, продолжили искать дальше.

Надежда Морозова
продюсер агентства Leo Burnett Moscow

У нас случился курьёз с квадрокоптером на съёмке рекламного ролика для бренда «Дочки-Сыночки». Режиссёру нужен был кадр на максимальной высоте, чтобы получить общий план.

Диалог был примерно такой: «Выше, мне нужен более общий кадр». Съёмочная группа почти хором: «Осторожно. Мы уже под потолком». Режиссёр: «Я так вижу». Оператор: «Выше».

В итоге пилот поддал выше. Лопасти квадрокоптера зацепились за потолок, не выдержали. Всё произошло очень быстро. Мы услышали треск и увидели, как квадрокоптер с новенькой камерой летит вниз на скамейку с девочками из массовки. К счастью, девочки успели уйти от раненого аппарата. Камера вдребезги, квадрокоптер сломан, лавка в щепки! У всех шок и легкий испуг, но никто не пострадал. Нужный кадр всё-таки сняли, но ценой новой камеры.

Ещё был интересный случай, когда колоритная модель-блондинка с прекрасной фигурой в процессе рекламной съёмки выпила два ящика кваса и напилась им на всю жизнь.

Денис Сигутин
генеральный директор продакшн-студии Pena

#маркетинг

Добавить комментарий