web 2.0

Зачем российские ИТ-компании платят РАЭК миллионы рублей

Мы периодически задаём себе этот вопрос. Но в последнее время хочется задать его ещё раз.

Возможно, кто-то не знает — уже 12 лет существует Российская ассоциация электронных коммуникаций. Её создали в 2006 году, чтобы объединить крупнейших игроков отрасли и — цитата с сайта — «формировать цивилизованный рынок и развивать нормативно-правовое поле по защите интересов участников рынка».

За эти годы представители РАЭК провели немало выставок, конференций, мероприятий, премий, запустили отраслевое издание TheRunet, участвовали в публичных дискуссиях, публиковали аналитические материалы, создавали комиссии и рабочие группы.

Одни из самых известных проектов РАЭК — конференция РИФ и «Премия Рунета». Затруднительно назвать точное число людей, которых интересует, что происходит на конференции и кто выиграл премию. Но в нашем небольшом кругу, то есть комьюнити vc.ru, эти мероприятия мало кто обсуждает всерьёз.

Другое мероприятие, организованное при участии РАЭК, запомнилось в последний год, например, благодаря тому, что на открытии вместо красной ленты перерезали сетевой кабель. Это был форум Russian Internet Week.

При участии РАЭК был создан Институт развития интернета: в 2015 году он должен был стать посредником между интернет-компаниями и администрацией президента. За несколько лет эксперты организации успели поучаствовать в обсуждении госмессенджера и законопроектов по телемедицине, но после ухода Германа Клименко с поста председателя и сокращения части сотрудников ИРИ сфокусировался на образовании чиновников в сфере интернета.

Что заявлено в целях организации РАЭК:

  • Выстраивание конструктивного, долгосрочного диалога и формирование консолидированной позиции компаний — представителей определенного отраслевого сегмента.
  • Выработка консолидированных предложений по развитию и повышению конкурентоспособности сегмента отрасли, решению ее ключевых проблем.
  • Представление и продвижение позиции и интересов отрасли в органах власти, содействие развитию цивилизованных механизмов взаимодействия с органами власти.
  • Участие в формировании законопроектных инициатив.

Участие в ассоциации стоит от 90 тысяч рублей до 1,5 млн рублей. В списке участников более сотни ИТ-компаний, среди которых — лидеры рынка: Mail.Ru Group, «Ростелеком», 1С, Microsoft, Google, Ozon, HeadHunter, Samsung, «Лаборатория Касперского», «Сбербанк», даже российское представительство Apple.

В ассоциации не состоит «Яндекс». В пресс-службе компании отказались отвечать на вопрос о том, почему она держится в стороне.

В 2013 году из состава участников ассоциации вышла социальная сеть «ВКонтакте». Илья Перекопский, который тогда занимал должность заместителя гендиректора, объяснял это тем, что организация «не имеет смысла и влияния».

Более полутора лет спустя «ВКонтакте» вновь подала заявку на вступление — почти сразу же после после того, как холдинг Mail.Ru Group получил контроль над соцсетью. Её пресс-служба тогда заявила, что «за последнее время РАЭК совершила значительные шаги в сторону защиты интересов российского интернет-бизнеса».

Что делает РАЭК с массовыми блокировками Роскомнадзора

С 16 апреля Роскомнадзор в погоне за Telegram блокирует миллионы IP-адресов, лишая пользователей доступа к привычным сервисам. Нам приходится использовать VPN или искать аналоги для рабочих инструментов.

На странице «Официальная позиция РАЭК» нет ни одной заметки, посвящённой апрельским блокировкам: последняя запись датирована 10 апреля и описывает позицию по законопроекту об ответственности соцсетей за отказ в удалении контента.

Глава ассоциации Сергей Плуготаренко в одном из последних интервью объяснил, что видит в ситуации с блокировками вину и основателя Telegram Павла Дурова, и текущего законодательства.

Мне очень грустно наблюдать за тем, что происходит вокруг Telegram. Павел Дуров, безусловно, невероятно талантливый человек и успешный бизнесмен, и он вполне мог мы стать российским технологическим евангелистом, близким по уровню к таким грандам, как Стив Возняк или Илон Маск.

Но, к сожалению, сложилась ситуация, в которой Павел старается максимально дистанцировать себя от России и ведет себя так, как ведет. Причиной являются не действия Роскомнадзора и требования, предъявляемые ФСБ.

Это, скорее, следствие развития законодательства, где регулируется и запрещается всё и вся. В то время как успешное развитие рынков, особенно интернет-рынков, просто не может существовать в замкнутой среде.

Сергей Плуготаренко
директор РАЭК

Что ещё сделал РАЭК, кроме публикации интервью: вместе с Региональным общественным центром интернет-технологий (РОЦИТ) они организовали встречу ИТ-отрасли с Роскомнадзором, на которую, впрочем, не приехали представители Microsoft, Google и Amazon — именно блокировка адресов двух последних компаний привела к проблемам у большой части пользователей.

РАЭК ещё до повальных блокировок выпустил два исследования по смежным темам: про рынок рекламы в Telegram (его объём оценили в 10 млн рублей в месяц) и про VPN-сервисы.

Издание TheRunet, управляемое РАЭК, не публикует материалы о войне Роскомнадзора с Telegram, оно в целом не обновляется с декабря 2017 года.

Директор РАЭК Сергей Плуготаренко в отпуске, так что я задал руководителю пресс-службы Екатерине Воробьёвой несколько вопросов о ситуации и действиях ассоциации. Приведу ответы целиком:

Какие меры предпринимает РАЭК сейчас для защиты рунета от хаотичных блокировок со стороны Роскомнадзора?

В начале развития ситуации с Telegram РАЭК занимал позицию наблюдателя. При этом в целом в отношении сложившегося в России механизма блокировок контента и сервисов РАЭК придерживается однозначной позиции, неоднократно подчеркивая несовершенство применяемых механизмов.

Что касается Telegram, единственным шагом, принятым РАЭК до недавнего времени в связи с возможной блокировкой мессенджера, стал экспертный анализ экономических последствий такой блокировки, который был опубликован на сайте РАЭК в июле прошлого года.

Однако то, как развивалась ситуация после принятия Таганским судом решения о немедленной блокировке Telegram, не позволило нам далее оставаться в стороне от происходящего. Первым шагом стал сбор и обобщение информации о проблемах бизнеса и их категоризация.

Даже при первом приближении выводы оказались тревожными: многие сервисы работали со сбоями либо вообще были недоступны для потребителя. В дополнение к этому бизнес оказался отрезан от многих b2b-инструментов, которыми пользовался ежедневно и без которого невозможно было обеспечить полноценное функционирование компании.

После этого было решено предложить отрасли воспользоваться ресурсом РАЭКа и нашим опытом в организации диалоговых площадок. После получения позитивного отклика на предложение от отрасли мы совместно с представителями РОЦИТ, которые выступали от имени пользователей, организовали встречу с Роскомнадзором. На встречу пришли те компании, которые посчитали нужным и полезным такой формат. Встреча состоялась на площадке РКН, участие в ней приняли около 25 компаний и Вадим Субботин со стороны РКН.

К чему, по-вашему, должны привести эти меры?

Диалог, как и предполагалось, оказался непростым, и, в целом, эффективность прошедшей встречи едва ли можно назвать высокой. Однако в ходе неё были намечены некоторые пути ослабления негативных последствий блокировок.

Главным результатом был, собственно, сам диалог и возможность представителей отрасли высказаться и быть услышанными. До этого отрасль была фактически лишена этой возможности.

Мы в РАЭК считаем, что конструктивная коммуникация отрасли и государства — это единственно возможный путь для сохранения профессиональной интернет-среды и существующего интернет-бизнеса в России.

И мы в любом случае постараемся продолжить свое экспертное движение по этому пути, предложив членам Ассоциации и их техническим специалистам сформулировать технологические и процессуальные пути решения создавшейся проблемы.

Компании, которые указаны на сайте в качестве членов Ассоциации, пытаются с вашей помощью консолидировать свою позицию и исправить ситуацию? Какая польза для них в том, что они уплатили членские взносы и состоят в Ассоциации?

Безусловно, члены Ассоциации пытаются найти совместный выход из ситуации и предлагают свое видение путей выхода из нее. Мы со своей стороны агрегируем все предложения, даем им экспертную оценку и стараемся собрать их в единую позицию.

Эта работа легла в основу встречи с РКН и продолжена после её завершения. РАЭК выступает здесь связующим звеном не только между отраслью и государством, но и между различными представителями интернет-бизнеса.

У компаний, входящих в Ассоциацию, может быть свое, зачастую диаметрально противоположное мнение, но очевидно, что выступление «единым фронтом» намного эффективнее, чем индивидуальные попытки решения проблемы.

И поэтому наша задача сформулировать единую позицию отрасли и донести её до регулятора, постаравшись при этом учесть интересы всех входящих в ассоциацию компаний.

Если бегло подсчитать логотипы на сайте, можно прикинуть, что только членские взносы приносят ассоциации от 11 млн до 180 млн рублей. Это не считая конференций и других способов заработка, включая госконтракты. Офис ассоциации располагается в одной из башен «Москва-Сити».

Ассоциация РАЭК, пожалуй, должна была бы громче остальных озвучить свою позицию и потребовать исправления ситуации. Но пока что её очень плохо слышно. Несмотря на огромные средства, которые более ста известных брендов вкладывают в её развитие. Видимо, компании делают это просто «на всякий случай», что только подчеркивает беспомощность положения российской ИТ-отрасли.

#блокировки #раэк #мнение

Добавить комментарий